Место и роль любви в нашей концепции. Часть 1

В этой работе я вроде бы достаточно комплексно берусь отразить принципы, которыми руководствуются разнополые партнеры при оценке и выборе друг друга. Причем, написав уже достаточно много, еще почти ни слова я не обмолвился о любви.

Да, вы не ошиблись. Автор действительно собирается в рамках этой работы рассмотреть это бесконечно заезженное художественной культурой и до сих пор поистине непостижимое явление.

Точнее сказать, особый интерес для нас будет представлять не сам феномен любви и уж тем более не его физиологическая сторона, а та бесконечно сопутствующая ему мелочная торговля.

Выше, пользуясь различными ракурсами, я пытался понять, какими же принципами руководствуются молодые люди и девушки, выбирая друг друга.

Однако если задать вопрос, которым в этой работе озадачен автор, не испорченному наукой человеку, то ответ, скорее всего, будет следующий: в пары объединяются те люди, которые любят, нравятся друг другу. И это для нормального человека настолько очевидно, что ему будет непонятно, что же здесь еще можно дополнительно исследовать.

Что самое интересное, понятия любви и симпатии, лежащие в основе формирования пар, вовсе не противоречат большинству сказанного в этой работе. Просто автор пытается понять, что же на самом деле стоит за этими сложным и многозначным понятием -- любовь.

И все-таки, чтобы не терять преемственность между традиционным для общественного сознания пониманием нашей темы и введенной автором моделью, необходимо определить в ней место и суть любви.

По двум причинам не хочется уподобляться множеству авторов и давать здесь сто первое определение любви. Во-первых, каждый пишущий о любви теоретик, даже претендующий на объективность, в той или иной степени пишет о том, как это явление предстало перед ним именно в его жизни. Во-вторых, любовь как субъективное переживание слишком сложна, можно сказать, сакральна для того, чтобы стать предметом исследования, претендующего хоть на какую-то степень научности.

Также скажу, что не намерен уподобляться многим авторам, которые делят любовь на истинную и неистинную (псевдолюбовь).

Однако порядка ради упомяну, что же об этом пишут другие. Для того чтобы отличить “подлинный продукт” от “суррогата” особое внимание авторы рекомендуют обращать на интенсивность переживания, склонность к самопожертвованию и пр. Кто-то верным признаком истинной любви считает сильное нарушение когнитивных и вегетативных функций; кто-то считает, что Любовь -- это отдающее, заботливое действие.

С особой же обстоятельностью авторы обрушиваются на тех, кто смеет называть Любовью ее неистинные проявления, любвиподобные состояния и действия.

Так что мне, возможно, будет трудно отбиваться от критики. И все же продолжу. Я бы хотел написать не о том, как человек переживает чувство любви, а о том, как он себя ведет, находясь под влиянием этого чувства, в конкретной ситуации.

Было бы не лишним напомнить, что основой любовного переживания является проявление полового влечения, отраженного сквозь призму личности переживающего1.

1 Речь идет только о любви разнополых людей, любовь к ребенку, к Родине, к Богу -- это уже другое.

Наша биологическая природа очень умело манипулирует нашим сознанием, выдавая свои видовые интересы, заключающиеся в увеличении поголовья индивидов, за интересы личности. С целью создания следующего поколения биологическая природа человека средствами нейро-гуморальной регуляции озабочивает молодые головы амурным вопросом2.

2 Об этом очень хорошо и по делу написал А. Шопенгауэр в статье: “Метафизика половой любви”.

Поскольку человек -- существо не только биологическое, но еще и духовное, либидо является ему в виде субъективно очень разных переживаний. Различия в любовных переживаниях напрямую обусловлены личностью субъекта. Понятно, что одно и то же по своим истокам влечение нарисует очень даже разные картинки в сознании людей с разным культурным, нравственным уровнем (системой усвоенных запретов). Различия в том, что одному человеку объект его любви видится подходящей самкой (самцом), а другому он явится ангелоподобной Музой, связанны с тем, выражаясь психоаналитически, в какой форме Супер-Эго данного человека позволяет пропустить в его сознание энергию Либидо. Вот и вся разница3.

3 Сторонников гуманистической психологии, которые обвинят меня в редукционизме, я отправлю к У. Оккаму с его “бритвой”, а любителям точного эмпирического знания и эксперимента рекомендую проследить, к чему, в конечном счете, приводит любая, даже самая романтическая любовь.

Итак, моя позиция состоит в том, что каждый человек имеет право применять к своей форме переживания, влечения термин “любовь” (вне зависимости от того, кто он -- высокоорганизованная творческая личность или представитель общественного дна). Каждый случай любви уникален и неповторим так же, как и каждая личность.

Переживание этого состояния схоже с калейдоскопом: имея одни и те же составляющие, оно каждый раз даже одному и тому же человеку в различные моменты жизни является уже в новой маске, с новыми оттенками.

Что же тогда говорить о различных воплощениях этого чувства у разных миров-людей?

Для иллюстрации предложу один глупый разговор из одного глупого телевизионного ток-шоу, посвященного семейным отношениям:

Женщина, героиня передачи, рассказывает о своих отношениях и переживаниях, называя их любовью. Другая (из зала) задает ей вопрос:

-- Вот вы говорите, что вы любили, а вот когда вы на любимого смотрели, у вас сердце замирало?
-- В смысле как замирало?
-- Ну, вот так, когда по телу дрожь проходит и дышать трудно становиться -- и вторая женщина привстает и показывает всему залу, как в ее случае выглядело подобное вегетативное расстройство.
-- Нет, лично у меня именно в такой форме не замирало, у меня было совсем по-другому…
-- И у вас после этого хватает совести заявлять, что вы Любили по-настоящему, не смейте больше никогда употреблять это слово (Любовь), вы его не достойны!

Этот пример еще раз показывает, что люди принимают именно свою форму переживания любви за стандартный эталон, лишая тем самым других и даже самих себя права называть любовью несколько другое по форме, хотя и имеющее ту же силу и истоки, переживание.

И уж никогда нам, смертным, не понять, что любовь гомосексуала, педофила, зоофила, некрофила, Чикат… -- это тоже любовь.

А теперь давайте выделим один общий критерий, благодаря которому достаточно разные переживания, мотивы и действия разных людей называют одним и тем же словом -- любовь.

Итак, я предлагаю отказаться от попыток определить критерий любви по окраске и содержанию субъективного переживания. Они у всех разные.

Однако считаю, что любовь можно диагностировать на внешнем поведенческом и мотивационном уровне направленности, не вдаваясь в трудно познаваемый внутренний мир личности. Этот квалифицирующий признак любви, по которому можно определить наличие оной в отношениях партнеров и ее интенсивность заключается в заинтересованности субъекта любви в своем объекте, в том, какое значение он ему придает, как высоко ценит, какое место занимает “любимый” в иерархии ценностей “любящего”.

Причем это определение любви распространяется на более широкий спектр отношений, чем отношения разнополых партнеров. Любовь как признание субъектом высокой для себя ценности объекта, распространяется также и на прочие отношения людей к другим людям, и даже вещам и к абстракциям. Например, любовь к детям, родителям, человечеству, деньгам, истине, Богу, деликатесам, в конце концов, имеет тот же признак.

А теперь давайте опишем, что же такое любовь с изложенной в этой работе позиции и в соответствующей терминологии.

Необходимо разделить:
1. Любовь как восприятие и отношение одного человека к другому, субъекта к объекту, партнера-П к партнеру-Т; то есть любовь как одностороннее отношение.
2. Любовь как форма взаимоотношений двух людей, где одновременно каждый относиться ко второму с любовью (см. на 2 строчки выше); то есть любовь как двустороннее взаимоотношение.

Итак, в нашей терминологии, любовь (как отношение) -- это высокая (или завышенная по сравнению с рыночной) субъективная оценка партнера-Т данным партнером-П. А очень сильная (большая, настоящая) любовь -- это абсолютно высокая (почти 100 или даже 100 у.е.) субъективная оценка любящим своего любимого (любимой). И в последнем случае объективная и рыночная цены любимого уже не имеют ни какого значения для любящего. Ведь он любит и ценит любимого на все 100.

И в таком случае любящий оказывается совершенно ослеплен и беззащитен. Не известно как на его признания отреагирует его избранник (объект любви).


<< 14) Равномалоценность << В раздел "Статьи" >> 15) Место и роль любви в нашей концепции. Часть 2 >>
 

Copyright @ by Lehach, 2009