Пикап и моя жизнь

 

Пролог

В науке здесь парить не надо через меру,
Все учатся кой-как, по мере сил;
А кто мгновенье уловил,
Тот мигом делает карьеру.
Притом же вы не дурно сложены,
А стало быть, робеть лишь не должны:
Кто верить сам в себя умеет,
Тот и других доверьем овладеет,
И вот - ему успехи суждены.

Иоганн Вольфганг Гёте, «Фауст».



С чего же началась эта история? Что повлияло на мое решение попасть в этот элитный клуб и стать его достойным членом? Что заставило меня поменять весь мой прежний образ жизни, взгляды и предрассудки, отказавшись от того, к чему так привык и что было когда-то таким родным? Почему я тратил большие суммы денег и при этом улыбался, называя их долгосрочными вложениями в доходное предприятие под моим именем? Корни этих событий, скорее всего, следует искать в прошлом. Все началось с моим приездом в Германию на постоянное место жительства…

В то пасмурное февральское воскресенье 2002-го года я проснулся и понял, что эта поездка не на курорт, а в новую жизнь. Внезапно я очутился в стране, где у меня в миг не оказалось ничего. Ни друзей, ни врагов. И это был не сон. Такое чувство знакомо не многим, его невозможно испытать находясь на родине или просто переехав в другой город. Оно возникает только тогда, когда понимаешь, что назад уже дороги нет и твой новый дом теперь это другая страна. Германия. В России у меня было все, что желает парень, когда ему восемнадцать: университет, хорошая и любимая девушка, обеспеченные родители и перспективы пойти к папе на фирму после окончания учебы.

В один день всего этого не стало. Началась новая жизнь, жизнь в стране, где ты еще не знаешь местного языка и, поэтому, тебя считают чуркой. Где приходится вставать почти каждый день засветло, а работать и учиться допоздна. В стране, где все зарабатывается нелегким трудом, и упорством, а не взятками. В стране, где езда на Мерседесе является роскошью. Где вдруг родители говорят тебе, что ты уже вырос и пора бы и самому позаботиться о себе.

Я заботился. Первый год только и делал, что занимался немецким, ходил в школу и в качалку. Работал иногда на мясокомбинате в ночную смену по 12-13 часов, иногда репетитором у детей, чтобы хоть немного заработать. Время пролетало незаметно, но только во время рабочей недели. По выходным я не мог найти себе места. У меня был выбор либо напиться, либо просидеть в интернете. С девчонками я общался мало или, правильнее сказать, не общался практически вообще. Я все еще лелеял надежду привезти сюда мою девушку из России, хотя с каждым месяцем мои надежды становились все прозрачнее. Содержать я ее бы не смог, денег мне хватало еле-еле на себя, а родители мне уже не помогали, скорее даже, я помогал им. Местных немок кадрить не позволяло незнание немецкого, а местных русскоговорящих разница в интеллекте. Поверьте, именно интеллигентных и начитанных здесь очень мало. В основном русскоговорящие переселенцы из всех уголков бывших союзных республик. Русские немцы, как их еще иногда называют. Вы, например, когда-нибудь были в глухой деревушке, где уровень образования равняется максимум 8-9 классам средней сельской школы? Нет? А жаль! Когда общаешься с ее жителями, почти всей такой деревней переехавшими в Германию, начинаешь понимать, как не ценил учебу в институте в свое время. Там я полагал, что все окружающие меня люди примерно такие же, как и я. Жизнь, к сожалению, оказалась намного разнообразнее…

Побуждения

Так прошел первый год. К его концу у меня началась депрессия, которая доходила до того, что я плакал по ночам. Вы можете себе представить здорового парня в девятнадцать лет, который ночью не может заснуть, от слез горечи и обид? Обиды за то, что не учится этот долбанный немецкий, хотя прошел уже год. За то, что нет девушки, нет друзей и единомышленников, за то, что я постоянно одинок. Я тоже не мог этого представить. Я не понимал, что со мной происходит, мне казалось, что я, наверное, сплю, и мне снятся кошмары. Зачем меня привезли в эту страну? Что я здесь забыл? На эти и другие вопросы я никак не мог найти ответ.

По сути следующие два года немногим отличались от первого. С той лишь только разницей, что, несмотря на унылость и практически полное отсутствие развлечений, я сохранил преданность занятиям спортом и изучению немецкого языка продолжая работать и потихоньку добиваться своего. Женщин у меня за все это время было не больше 2-х и встречи с ними носили непериодический характер. В моем сердце продолжала лишь теплиться надежда на то, что при моем поступлении в немецкий университет все изменится и начнутся вновь эти безмятежные студенческие годы, которые были в России. Надежда умерла с началом первого семестра…

Поступить, кстати, оказалось даже проще, чем я думал, хотя и не так легко. Все что требовалось - это сдать экзамены. Никаких взяток, представляете? А вот сама учеба… сразу же я понял, что попал, причем полностью. Институт в славном городе Ахене, куда я поступил, считается элитным высшим техническим заведением в Германии (могу выслать статью) и по своему уровню не уступает, скажем, МФТИ или МГУ. И для того, чтобы принадлежать к ней, нужно вкалывать соответствующим образом. Для справки: процент закончивших наш факультет от общего числа первокурсников составляет 11%. Вот так так! Теперь я понимаю, почему так тяжело было учиться (а все на немецком, любимом), работать и параллельно делать ремонт в комнате общежития, куда я поселился. По выходным я тупо спал по двенадцать часов, занимался спортом, ел и засыпал снова. О девчонках я уже и не мечтал. Да, а о чем тут, кстати, и помечтать-то можно? Вы видели когда-нибудь, как выглядят немки? Ваша девушка спросонья после пьянки выглядит, наверное, привлекательнее, чем они в свои лучшие дни. Никакого макияжа, одежда не по размеру, отсутствие причесок и в довесок к этому еще и полные феминистки, утверждающие о том, что мужчины им не нужны. Летом женщин в Германии вы еще заметите, отличая их от мужчин по первичным половым признакам, а в холодное время года создается ощущение, что их просто нет! Хотя в моем городе их не хватает и летом. В Ахене проживает около 240 тысяч жителей. Около 40 тысяч(!) учится в двух университетах. А так, как они технического профиля, то девок там реально максимум 10-15%, добрую половину из которых составляют гражданки дружественных китайских, вьетнамских, арабских и других заморских республик. Их то и девушками назвать трудно, проще крокодилами! На 5 мужчин у нас в городе 4 женщины (это официальная статистика, если надо вышлю ещё одну статью). Вот теперь войдите в мое положение! Всего этого я старался не замечать, и мне даже это удавалось, пока не началась сессия. Но передергивание и просмотр немецких порно фильмов после учебы не сильно помогали учебному процессу. Из первых четырех экзаменов два я уже провалил…

У вас было чувство того, что все валится из рук? Когда вы хотите напиться, чтобы уйти от реальности. Когда за раз уходит пол пачки сигарет. Когда дни серы и длинны и ничего уже больше не радует. На меня смотрела вся семья, потому, что я старший ребенок и поэтому многие вещи постоянно приходится делать первому. Как же сказать им, что я такой ротозей? Они бы просто не поняли. Да и я сам бы себя не понял. Мне казалось, что все! Вот она – последняя черта. Моя мечта о счастливой жизни рушилась у меня прямо на глазах.

Но, как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. Однажды по приезду домой мои родители заметили, что я выгляжу каким-то поникшим и совсем уставшим. После долгого разговора с папиком и переваривания прочитанной им лекции я понял, что жалеть меня никто не будет. Наверное, это было самое главное из того, что я усвоил. Мне вручили книжку Бодо Шеффера «Как стать миллионером», с прямым указанием начать ее читать и направили готовиться к оставшимся двум контрольным, дав пинка, чтобы начало сильно не отодвигалось. Я немного зашевелился и нажал на учебу дальше: следующие два экзамена я уже не хотел просто так отдавать.

Решение

И вот однажды вечером сидя за моим компьютером, я стал задумываться о том, чего же мне все-таки так не хватает. Получился парадокс. Деньги у меня появились, свой угол тоже, я работал и учился и вроде бы даже не считал себя олухом. Часик размышлений прояснил отсутствие двух вещей: времени и, как вы уже догадались – женщин. Роясь в инете в поисках решений я случайно перешел по ссылке на один сайт, по-моему, «Ловер.ру» и стал его внимательно изучать, сначала улыбаясь, а потом все серьезнее. Все, что там было написано, казалось сказкой. Уж так все было складно. С «Ловера» я перешел на сайт «РМЭСа» и увидел, что оказываются этому еще и обучают, и есть даже семинары по соблазнению. «Круто», подумал я, «жаль, что у нас в Германии такого нет. Не добрались, наверное, еще, а то бы может быть и съездил бы» - ловил я себя на мысли. Прикола ради решил просмотреть списки городов и вот тут чуть не упал со стула от удивления. В разделе Европа стояло: «РМЭС во Франкфурте-на-Майне». Конечно, там я еще не был, но почему-то почувствовал, что скоро мне такая возможность представится. Как сумасшедший я стал выискивать остальную информацию, пытаясь прикинуть, чему там учат, есть ли еще места и сколько это стоит. После звонка на следующий день немного успокоился: места есть и стоит вроде бы тоже не так и много.

Но все же, ехать или нет? Что там будет, может быть это просто развод?! Мой мозг пытался все разложить по полочкам, но у него ничего не получалось. Решение пришло, как всегда, немного неожиданно. В книге Бодо Шеффера, которую я вечерами читал, автор недвусмысленно давал читателю понять, что необходимо ежегодно посещать один-два семинара и развиваться, выходя за собственные рамки и пределы возможностей, даже если эти семинары и стоят больших денег. Он объяснял это тем, что цена невежества, заплаченная за их отсутствие, всегда будет несоизмеримо выше. Эти слова, по сути дела, и стали той последней маленькой гирькой на весах раздумий. Даже если и нагреют, подумал я, то от пары сотен евро я не обеднею, а если нет, то, может быть, узнаю много интересного. На следующий день, договорившись о моем приезде и купив по интернету билеты на поезд, я с удвоенной силой засел за учебу…

Франкфурт, первый семинар

 

Шаг в сторону… забудь истоки сын, контакты с прошлым порваны.
Взгляни по-новому на мир, над трупами твоих врагов кружатся вороны,
Стальные цепи сорваны и все пути свободны.
Теперь ты вправе двигаться куда угодно,
Любые направления твои. Ну что же ты стоишь? Теперь уже не стой, иди!
Зачем же ты молчишь? Теперь уж не молчи, кричи!
Расточены в пески твоей темницы кирпичи.
За поручни держись крепче, с непривычки после сладкой лжи
Потоки правды отдают горечью желчи.
Сбылись твои мечты, оправданы надежды,
Сменились кандалы раба на новые одежды,
Как снег после зимы уходит прошлое и нам уже не быть прежними…

НТЛ. Шаг в сторону



Это мартовское утро 2005 года выдалось прохладным и серым. Ужасно не хотелось вылезать из своей кровати в четыре утра. Как-то с трудом верилось в то, что это не сон, и я действительно сейчас куда-то поеду. Вскоре, правда, белоснежный немецкий поезд помчался во Франкфурт. Моя прошлая жизнь подошла к концу…

В гостиничном дворе я увидел много ребят, которые приехали сюда за тем же, что и я. Но тренера нигде не было видно. Когда же он показался, то я честно сказать, даже не мог подумать, что чувак так будет жечь. Все началось с безобидной анкеты про то, чего мы хотим достичь, и что нам в этом мешает, а вот продолжение снесло мою крышу раз и навсегда. Приветы, взятия телефонов, Элвисы, первый поход в клуб в моей жизни (в России не ходил, потому, что был маленьким, а после переезда так и не решался), коллективные знакомства и все остальное оставили ее так до сих пор там и лежать.

Мне было очень тяжело, причем и физически и эмоционально. После каждого полевого создавалось ощущение того, что проработал целый день на работе, хотя гулял по улице я часа два с половиной, не больше. Мне хотелось провалиться сквозь землю, копать совочком котлован, снова работать на мясокомбинате в ночную смену, короче делать что угодно, но только не общаться с девушками. Только из-за того, что я не хотел быть неудачником, и мне было жаль впустую выброшенных денег, я делал все, что было в моих силах. Помню как на первом полевом по раздаче приветов, я набрал их всего лишь штук семь или восемь из тридцати необходимых и думал, что буду, как лох, один из последних. Оказалось, что многие набрали и того меньше. Это меня, конечно, обрадовало, но я понял так же, как далеко я откатился в общении с противоположным полом. Как же я могу с ними заниматься сексом, когда я даже боюсь с ними поздороваться, не говоря уже о том, чтобы поговорить?! Эта мысль повергла меня в шок и заставила глубоко задуматься об истинном положении дел. Три года без женщин сделали свое гнусное дело. Я твердо решил, что это будет мое первое и последнее, не до конца выполненное, полевое. Да, тогда ведь я еще не понимал, на ком мы тренировались. Немок на порядок сложнее пикапить чем русских, а еще если и плохо говоришь и не выглядишь с иголочки, то они вообще проходят мимо. У них не принято, как в России, знакомиться на улице, а уж тем более оставлять свои телефоны. На подаренные мною цветы, например, они смотрели, как на фалоимитатор в моей руке с выражением полного непонимания по поводу того, что им с ними делать. Поэтому, позже в Москве на Интенсиве мне было жалко смотреть на ребят, которые у себя в стране и на родном языке не могут заговорить с незнакомыми девушками. Здесь в Германии мы играли против правил, но желание присунуть пересиливало эти предрассудки и несправедливости системы.

Коренной перелом произошел на следующий день, когда нужно было за 2 часа собрать 5 телефонов. Это было самое мое тяжелое пикаперское задание. Идя в центр города, я выкурил чуть ли не пол пачки сигарет и напряженно размышлял на тему того, как я начну знакомство. С одним из участников на пару решили купить в ларьке охапку роз и раздавать их девушкам, меняя на телефоны. Мы думали схитрить, но немки нас раскусили. Они не хотели брать их ни в какую, думая, что их, наверное, разводят для скрытой камеры или еще чего-нибудь в таком духе. Я оббегал главную площадь раз десять или пятнадцать, пока не закончил. В это время одни наши гаврики сдавались сразу или после взятия хоть одного телефона, другие же просто направлялись с первыми попавшимися барышнями в какие-нибудь кафе и бакланили с ними остаток полевого. Не помню как, но четыре телефона я все-таки собрал за полтора часа. Скоро надо было уже идти назад, чтобы не опоздать. У меня оставалась одна роза и четверть часа времени на последний телефон. Было дикое желание выкинуть ее и пойти в отель, набрехав на отчете о выполненном задании, все равно ведь набрал номеров больше многих других, но я остался и решил, что буду ходить до конца. После очередной пары неудачных попыток я подошел к одной немке и уже слегка уставшим голосом сообщил ей о том, как она замечательно сегодня выглядит, и как я не смог так просто пройти мимо ее не подарив ей эту розу. Наступила пятисекундная пауза и казалось, что все вокруг замерло. Она посмотрела на меня, потом на цветок, опять на меня и… заплакала. Моя челюсть от удивления слегка коснулась мостовой. Девушка рассказала, что сегодня с утра ее парень ушел от нее, предварительно жестко поругавшись с ней. Поэтому она совсем не знала, что делать дальше и бесцельно бродила по городу. И тут я, прямо как ангел, подошел к ней и успокоил ее, подарив такой красивый цветок. Она просто не смогла сдержать нахлынувшие чувства. Конечно же, взять телефон после этого оказалось нетрудно и я, окрыленный таким успехом, поспешил назад в отель. Рассказав эту историю на разборе полетов, я услышал аплодисменты всего зала и понял, что постарался не зря. Таким взволнованным и одновременно опустошенным я себя не чувствовал уже долго. Присутствие адреналина чувствовалось еще долго. Только сеанс вечерних медитаций помог успокоиться и прийти в себя.

Зато на следующий день мы отожгли. Разделившись в боевые тройки, мы ходили по городу и цепляли всех, кого мы хотели. Женщины были от нас в шоке, мы, кстати, тоже, но нам это нравилось. Насобирав кучу телефонов, довольные мы возвращались домой. Когда же вечером, попрощавшись со всеми, я приехал на вокзал, то в тишине перрона почувствовал, как меня накрывает. Шум и суета города остались позади, и я впервые за 3 дня остался наедине с самим собой. Мне хотелось плакать, смеяться, погрузиться в размышления и напиться. Сидя в полупустом вагоне скорого поезда, я смотрел на мелькающие огни, проносящиеся за окном и, неспешно куря сигарету, понимал, что моя новая жизнь началась...

Франкфурт, второй семинар

По приезду мне пришлось срочным образом снова войти в реальность и продолжать писать контрольные в институте. Однако больше меня это не смущало. Я с огромным рвением принялся за работу, вставая пораньше каждое утро и занимаясь от звонка до звонка по 8-9 часов в день. Вечерами же я выходил на улицу и начинал выполнять другие задания, а именно домашку по РМЭСу. Мне стало ясно, что без базы, которую надо обязательно выполнить ничего не получится и поэтому, сжимая зубы и вытирая пот со лба, я продолжал раздавать приветы, Элвисов и заводить знакомства. Сначала было очень непросто. Я так боялся, что меня кто-то может увидеть, что даже первые несколько раз выезжал практиковаться в другие города.

Но скоро я стал замечать, что и в своем городе у меня все получается ничуть не хуже, а времени тратится намного меньше. После того, как я получил ответы с института о двух последних сданных экзаменах, я понял, что теперь могу все! А так, как у меня начались каникулы, то жизнь стала состоять из работы (чтобы заработать на РМЭС) и РМЭСа. Каждый день я методично и понемногу выполнял домашние задания, и каждый день я себя заставлял, пересиливая свою лень и страхи. Я открывал все новые и новые для меня страницы книги жизни и читал их с упоением, стремясь поближе подобраться к развязке.

Уже через 6 недель по приезду на вторую часть базового семинара, я был очень сильно собою удивлен. Но, по-моему, больше были удивлены все те, кто меня там увидел. По их словам это уже был совсем другой парень, излучавший спокойствие и уверенность, с новой прической, в новой одежде, и с улыбкой на лице. Оказалось, что я единственный из группы, сделавший домашку полностью, а группа-то вообще стала в два раза меньше. Только тогда я стал понимать, что продвинулся намного дальше, чем многие другие. Хмм, но я отвлекся…

Тренинг вел Шаман. Вы спросите, что я могу об этом тренинге сказать? Да только то, что он был таким же брутальным, как и его ведущий. После первичного вступления, сравнимого с утренним пробуждением это был холодный душ. Шаман не знал компромиссов и не хотел их искать. Он был похож на животное, на хищника. Он четко ставил задания, отсекая все лишнее и говоря только по делу. Все кто не справлялся, назывались ебланами ротозеями и заносились в черный список. Нам выдавались полнейшие и точнейшие инструкции о том, как засосать, завалить, раздеть и задолбить с минимальным количеством времени и денег. Шаман развивал нашу сообразительность и находчивость, предоставляя нам самим подумать о том, как лучше поступить, отвечая на многословные вопросы «а как мне сделать…?» однословными ответами в стиле «делай», «думай» или «отымей». А от диалогов в серьезных тонах вроде: «как определить, что девушка проявляет признаки внимания к тебе?» – «она глотает!» мы ржали до коликов в животе. Некоторые из нас уже присунули прямо по ходу семинара, а о нашем походе в клуб многие фрауляин из Франкфурта вспоминают до сих пор.

После сертификации «Базового», хотя тогда он еще так не назывался, я приехал домой в Ахен с ехидной ухмылкой на лице и с размышлениями о том, с кого бы начать. Домашка была проста, как, впрочем, и все гениальное: десять девок за 3 месяца. Было ясно: прелюдия сыграна, пора переходить к главному.

Берлин

Во время «шаманского» тренинга я подружился с двумя ребятами из Берлина, которые, как и я выбились в лидеры группы. Мы стали перезваниваться и помогать друг другу в нашем нелегком деле. Точнее помогали по большей части они мне, а я просто старался их всегда выслушать и поделиться новыми успехами. Мы устраивали конференции и могли по 2-3 часа, как девчонки болтать втроем о наших приключениях. Странно, но наши успехи развивались почти синхронно: первый месяц мы жестко вкалывали, но отдачи как-то не было, т.е. мы с девушками встречались и целовались, но до секса как-то не доходило. Чего-то походу не хватало. И вот тут-то у столичных друзей появилась «одна замечательная идея» по объединению усилий и обмену опытом…

«Приезжай к нам на праздники в Берлин!», сказали они, «отдохнешь и столицу посмотришь, здесь пока же еще не был, не так ли? Мы еще и нашего тренера сюда пригласим, а заодно и потренируемся вместе». От такого предложения отказаться я не мог. Обычно всю домашку я делал один, потому, что у других всегда не было времени, но тут мне показалось, что будет очень и очень интересно. Мое чутье меня не подвело.

Приехав в столицу, я понял, что попал домой. Тут все было таким родным и знакомым, что даже дух захватывало. Панельные многоэтажки на востоке, другие люди и атмосфера большого города, в которой я родился и прожил свои первые восемнадцать лет. Но о чем это я? Наверное, о том, что, как только мы собрались в пятницу днем на вокзале, сразу стало ясно, что наша энергия перевалила за допустимую критическую планку и вот-вот начнет выливаться. Получилось так, что по одному или по двое мы были сильны, а собравшись вместе, мы жгли. Мы стали, как Д'Артаньян и три мушкетера. Мы жили на последнем этаже высотного дома и видели из окна пол Берлина. Дни проводили в долгих беседах и практиках в кафе и парках, добавляя туда дикие поездки на машине по городу и пикап женщин на проезжей части, подсаживаясь к ним, например, в авто прямо на светофоре и, таким образом начиная наше знакомство. А вечером посещали клубы и тусовки, длившиеся до восхода солнца. Там я впервые узнал, что это такое присунуть прямо на дискотеке и выходить из туалета под аплодисменты и как можно развлекаться до 11 утра, а через 2-3 часа начать все заново. Помню, как в последний день меня просто довезли до вокзала и положили в автобус. Очухался я уже в пути, почти добравшись до дома, обнаружив рядом со мной на соседнем сиденье прекрасную незнакомку, к которой сразу же и пристроился.

Победа!

Эта поездка стала прорывом. После нее у меня развязались руки и все мои сомнения ушли. Внутренние голоса строились в шеренгу по трое и быстрым шагом шли на йух, а я шел туда, куда надо. Новые девушки стали появляться каждую неделю и не проходило и нескольких дней, чтобы я с ними не переспал. Я встречался с двумя или тремя одновременно, уезжая от одной сразу к другой, а на выходных просто мечтал поспать и попить пивка. Немки, русские даже негритянки с Африки – попадали все! Я запустил учебу, но это меня не расстраивало. Я учился жизни и учил ей других. Конечно, это не доставалось мне так легко и просто. Приходилось много работать над собой, все время куда-то ездить, не пойми где ночевать и постоянно не высыпаться. Мои соседи в общежитии просто удивлялись от такого количества новых женщин, а соседки признали меня секс-символом и так и норовили залезть ко мне в постель. Мля, такого я не ожидал в моих самых смелых мечтах. Я думал: ну одна, ну две, но чтобы столько! Это казалось сном. К тому же начались и другие перемены. Меня выдвинули на пост руководителя в моем общежитии, и я стал главным среди немцев. Я получил новую работу и стал ассистентом профессора в университете, а мои достижения в тяжелой атлетике перевалили рекорды четырехлетней давности, достигнутыми еще в России под руководством тренера! Я понял, что становлюсь другим: уверенным, смелым и жизнерадостным…

Развитие

События следующих месяцев стали логическим продолжением предыдущих. Трансовые техники и семинар Фила в Берлине осенью 2005-го стали следующим этапом в познании Дзена. Кроме напористости и прямой силы я стал изучать искусство убеждения и транса. Учился подмечать тонкие детали и невидимые с первого взгляда оттенки в перемене настроения моих собеседников, да и людей вообще. Над домашними заданиями я корпел около месяца, стараясь написать каждый день хоть по пол страницы метафор или прочих материалов. У меня уже собиралась небольшая библиотека литературы, а дневнику явно стало мало одной тетради. От пикапа я перешел к совершенствованию моего внутреннего мира. Я читал книги, учил немецкий, сдавал экзамены и сам помогал вести тренинги. В итоге за то время я сделал для себя нормой читать ежегодно по 4-5 тысяч страниц, посещать, хотя бы, по одному семинару и ездить в новую страну, где до этого еще не бывал. По учебе я достиг невиданных в нашем университете высот, осилив за 5 семестров то, что у других получается за восемь, при этом обогнав всех моих коллег. Мне приходилось сидеть за письменным столом до двух или трех часов ночи, чтобы успеть, но у меня было чувство, что это все пригодится.

Постепенно я стал осознавать, чего же я действительно хочу. «Переход количества в качество», закон, сформулированный еще Гегелем несколько веков назад, коснулся и меня. Уже стало не интересно просто разводить кого-то для галочки, хотя это и оставалось важной и неотъемлемой частью тренировок. Мне, почему-то, стало интереснее проводить вечера в компании хороших книг, чем в обществе пустоголовых людей, даже если они и были очень красивыми. Я мог спокойно отказаться от свидания или встречи, если у меня возникали более важные дела, а потом назначить её снова в удобное для меня время. Для меня более важную роль стала играть семья и мои друзья. Я с головой погрузился в учебу и работу в университете, получая от них огромное удовольствие. Временами, правда, я стал задумываться о том, чего же мне не хватает на самом деле. Чего я жду от окружающих, от себя, от женщин? Кем я хочу стать? Чего я хочу достичь? Что мне в этом поможет? Я начинал понимать, что время кувырканий подходит к концу: его все меньше и меньше остается на развлечения, а работы и учебы становится все больше. К тому же мне хотелось взаимопонимания и одинакового со мной уровня общения, а не просто секса и гулянок. Хотя я и был на правильном пути, мне все равно чего-то не хватало. Я как будто бы что-то ещё не доучил. После некоторых размышлений, я понял, что мне снова нужно заняться РМЕСом. Но как? Все что уже пройдено, было неинтересно повторять. Хотелось нового, неизвестного, развивающего! Но как это сделать в Германии? Ответ, как обычно пришел сам собой. Никак, надо ехать в Москву и проходить «Интенсив»! Это был только один способ разом пройти всю программу и получить «ДЧ», поставив точку в более чем двухлетнем познавании пикапа.

Фил назвал это решение похвальным, а берлинские друзья решили присоединиться. После этого я понял, что ехать придется – другой дороги не было. Перед окончанием института еще оставалось немного свободного времени. И хотя у меня с этой поездкой возникали некоторые сложности я, все-таки, принял решение и перевел деньги.

Интенсив

Интенсив? Интенсив - это жесть! Жесть, как она есть. Безумный город и такие же безбашенные люди. Шум, суета, беготня и вдобавок августовская жара. Максимум шесть или семь часов сна ежедневно. После моей тихой и размеренной жизни в западной Германии Москва показалась мне асфальтоукладочным катком, несущимся с горы без тормозов. Причем с утра и до ночи! Да и сам мой городок, наверное, размерами не больше, чем деревенька по сравнению с этим метрополем. Окунувшись всего лишь на три недели в эту жизнь, я понял, как она захватывает людей.

Тренера жгли, ребята не отставали. В таком ритме с постоянной конкуренцией приходилось каждый день вкалывать на 100% и, еле-еле волоча ноги, возвращаться уставшим домой. А утром, сделав зарядку и выпив банку-другую «Ред Була» после нескольких часов сна идти снова в бой. В последнюю неделю иногда даже уже не хотелось видеть женщин, так много их было, а хотелось просто выспаться. Но желание идти до конца вперемешку с указаниями тренеров не давали свернуть с правильного пути. А клубы, сауна и приятное женское общество в награду за труды были лучшим тому подтверждением. В итоге ДЧ был у меня! Точнее я стал им: Достойным Членом этого элитного клуба. Наконец-то этот марафон длинною в два с половиной года завершился. Я прошел путь до конца!

Эпилог

От эпиграфа до эпилога, сквозь строки главы диалоги,
Описаны наши пороки и подвиги
В одной книге жизни, только в разных главах,
Повесть о стремлении к мечте в условиях обмана…

НТЛ. От эпиграфа до эпилога



Написание этой истории помогло мне еще раз посмотреть на себя со стороны. Увидеть все эти изменения, произошедшие за несколько лет. Ощутить их. Когда думаешь о том, что было сделано, есть только один критерий оценки того, что произошло. Если не хочется ничего менять, то значит, все случилось так, как лучше не могло и быть. Именно так я и чувствую, когда в моей памяти проносятся все эти события.

Я получил, что хотел. О чем мечтал и что считал таким недостижимым. Со мной моя девушка, моя семья и мои друзья. Я спокоен и знаю, чего хочу от жизни. У меня есть мечты и планы. Я научился работать над собой и доверять себе. Приобрел качества, которых у меня раньше не было, и обнаружил, что шагнул намного дальше всех моих знакомых. Всего этого, наверное, не было или оно бы пришло намного позже, если бы однажды я не узнал про Русскую Модель Эффективного Соблазнения.


04.11.2007, Ахен, Германия




Источник: http://www.pickupforum.ru/index.php?showtopic=100776&st=0

 

Copyright @ by Lehach, 2009