Христианство и мировое бабство. Часть 9

Так что фраза: «наша вера - христианская» выказывает одно из двух: либо это не настоящий христианин, либо - не настоящее христианство, И если вам говорят: смотрите, как всё просто - делайте то-то, то-то и то-то, и спасётесь - не верьте. Вам лгут. Вас успокаивают. Всё настоящее всегда трудно. И, заканчивая это рассуждение, скажу: всё лёгкое, приятное и удобное любят только женщины. Мы имеем историческую форму христианства, адаптированную для женщин - их восприятия, их потребностей, их способа и целей жизни. Ибо в массовом (низовом) сознании женщина господствует повсеместно.

Это в первую очередь женщинам свойственно любить и иметь «своё». Это женщины придумали и приучили своих мужиков называть религию «своей». Женщины и собственность - одно и то же. Задумывались ли вы, что фразу «Не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться» - мог сказать только Мужчина? И что всё иное привнесено в христианство женщинами? И что самый факт этот до сих пор никем не осознаётся? Кстати, Пушкин писал жене: «Вы, бабы, не понимаете счастья независимости».

То же самое касается и понимания Церкви. Церковь, если она истинная, если тесно связана она с Богом, если является типа представителем Его «интересов» на Земле, да и вообще продолжателем Его дела -эта Церковь есть явление космического, всемирного порядка. Она охватывает собою всё в мире, так же, как и Бог, сотворивший весь этот мир, и как единственный на всю Вселенную Его Сын. Вне этой Церкви нет и не может быть ничего, и любой человек, в том числе и отрицающий эту самую Церковь, Бога, и всё что угодно, тем не менее принадлежит к ней, и Церковь продолжает нести за него ответственность - ведь ответственность за него несёт и Бог... Это касается кого угодно - и Л.Толстого, и Люцифера, и последнего необразованного дворника. Считать Церковь «своей» - бабство. Как и Бог, «интересы» которого она представляет, истинная, всеобщая, небесная Церковь также не может быть «своей» и «чужой», она не может кого-либо извергать и анафематствовать. Для чего, наконец, была она создана? Для кого именно приходил Иисус? Для толпы самодовольных чистоплюев? «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные». И всякие там байки про отрезаемый больной орган - пошлейшая софистика, сгенерированная в угоду несмысленной толпе, управляемой... Ну ладно, ладно, не буду.

И земная церковная иерархия есть лишь слабое, неточное, и даже падшее отражение Церкви истинной, небесной, если угодно даже - виртуальной, коль скоро реальное земное выражение её столь убого. Падшее же потому, что ведь и сами иерархи также были зачаты во грехе, также носят в себе зачала властолюбия и гордости, да и вообще - рукоположение уж никак не «преодолевает естества чин». Между тем, любая земная церковь строит из себя чёрт знает что - почитает себя и единственной, и истинной...

Вообще же бороться с этой изысканной формой лукавства и скрытой гордости решительно невозможно - супротив нас стоит теперь вся двухтысячелетняя махина «христианской» истории человечества - которое, как уже было указано, христианским никогда не было и даже не будет (по сути, а не по названию). Иначе Откровение Иоанна сразу потеряло бы всякий смысл... А равно, кстати, и слова Иисуса Христа о духе и букве, о грядущем оскудении в вере, о втором пришествии «во славе»...

Объявив мир «падшим», а главной целью жизни - спасение, христианство тем самым самолично «выключило» рациональность у своих адептов. Христианство мгновенно утратило всякую цельность и единство, всякую способность к саморазвитию, и последующее его многократное «деление», всякие реформации да расколы развивались именно из этого первичного «зерна». И само христианство перестало быть «открытой системой» - то есть открытым для всех. Оно замкнулось в узком мирке своей всё более ужесточающейся догматики. Оно стало ненавидеть всех инакомыслящих. Уже самые первые апостолы предлагали сжечь огнём село, не принявшее Иисуса. Будучи принципиально антиэвристичным, христианство тут же закрылось для всякой новой мысли и творчества - и, соответственно, для всякого иного человека. Любые успехи иноверцев, даже самая духовность их воспринимаются историческим христианством как порождение дьявольского, демонического начала. Раз он не наш - значит от дьявола, значит он враг. А врага, как известно, уничтожают. Слушайте, вам ничего это не напоминает?

Тем самым Церковь противопоставила себя как всему комплексу позитивных наук, так и всем прочим религиям, да и общественному развитию в целом. А потому науки и общество, двинувшись вперёд, были вынуждены противопоставить себя христианскому вероучению. Таким образом, было погублено ещё одно единство - между нашим рацио и духовностью; единство, необходимое для полноценного общественного развития. Уже изначально, утратив понимание универсальной проблемы единства (а точнее - никогда и не делая из этого проблемы), сообщество христиан не смогло «встроиться» во всё более стремительно развивающееся общество. И тогда общество начало убогие и бесплодные попытки реформирования христианства...

Начав делить людей на «своих» и «чужих», христианство тут же забыло, что в неразделении их и был основной его смысл, предпосылка полноценного существования христианского человечества. Уже в самом начале своей истории изменило христианство самому себе... Окончательно впав в снобизм и самодовольство, оно перестало быть привлекательным для посторонних. В сущности, христианство с самого начала само копало себе могилу. Копало, громогласно заявляя: «Наша Церковь - самая крутая, и врата ада не одолеют нас». Ну разумеется, не одолеют. Поскольку христианство атомизированное, распавшееся на части, урезанное со всех краёв, оказалось частью этих врат.

В силу всего изложенного, христианство сформировало классический облик христианина - жалкого, немощного, трусливого раба, вечно трясущегося пред всемогущим Господином, вечно думающего, как бы получить лишнюю «пайку» благодати, дабы вследствие этого гарантированно спастись, вечно живущего по оглядке, вечно боящегося реализовать себя как-то иначе, в плане земном. Типа, «я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошёл и скрыл талант твой в землю». Зайдите в любой храм и присмотритесь к литературе, которая там продаётся. Это будет на 100% так называемое «спасительное», «назидательное чтение». Ну что можно ожидать от крыс, бегущих с тонущего корабля? Какой любви? Какого дела? Очевидно, что боящийся скорее закопает свой талант, чем отдаст его торгующим.

Одной из самых поганых вещей, доставшейся нашему менталитету от седой древности, является признание Бога всемогущим господином мира: «Я знал, что ты человек жестокий...» Типа, вседержитель, и всё такое. Да никакой Он не вседержитель! Ибо, полагая так, Бога неосознанно включают в структуру сотворённого мира, в иерархию всего творения. Но как тогда быть с трансцендентностью? Со свободой? Именование Бога господином мира философски некорректно, так как в Боге, по определению, сходятся воедино все антиномии: «раб - господин», «муж - жена»... Человек не только и не столько раб Бога, но - одновременно - и Его сотрудник, соучастник в творении мира.

И сама сотворенная Вселенная равночестна её Творцу. Не мог Бог создать нечто низшее себя! Это было бы странно для Него как для творческой Личности. Любой творческий человек стремится к абсолютности своих творений. Он никогда не бывает доволен «конечным продуктом». Но у Бога нет ограниченности и несовершенства, как у человека. Из этого следует, что сотворённое Им, выражаясь образно, как минимум стоит с Ним на одной ступени.

«Вертикаль» и «горизонталь» в Боге совпадают, как совпадают, к примеру, материя и энергия, пространство и время, надежда и знание, возможность и необходимость. Понять и ощутить всё это можно на самом высоком уровне умозрения и абстрагирования. И выделение какой-либо одной такой стороны может быть обусловлено только собственными индивидуальными предпочтениями, собственной, так сказать, «испорченностью».

Восприятие Бога как господина, а простого индивида как его раба - ни что иное, как проявление бабства. Ибо только бабство мыслит в категориях господства и подчинения. Такое восприятие в корне противоречит духу Христовой веры. Рабом должен быть лишь тот, кто хочет быть первым. Да и вообще: «Посему ты уже не раб, но сын». Кстати: рабский труд никогда не был эффективным. Раб трудился лишь из-под палки за ежедневную пайку и никогда не видел перспективы своего труда. Раб не нёс подлинной ответственности за свою работу. Картину в целом может ухватить не раб, но преемник достойный и ответственный - сын.

Иисус Христос сознательно, в самой явной форме разделяет две эти категории - властно-царскую и божественную, когда Его спрашивают, «позволительно ли давать подать кесарю, или нет? Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? Покажите мне монету, которою платится подать... Чьё это изображение и надпись? Говорят ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». Вообще, совмещение в сознании власти и религии идёт с глубокой древности, даже ещё из животного мира. Если бы волки могли сформулировать свою «религию», то вожак их стопудово оказался бы «святым». Карл Юнг пишет, что религия и власть вообще занимают в нашей душе одно «психическое помещение». Речь идёт об одном из самых древних пережитков, с которыми должно было бы покончить человечество. И то разделение властного и духовного начала, о котором говорит Христос - было ещё одним, если можно так выразится, «эвристическим достижением» христианства. Однако мы видим, что уже апостол Павел возглашает: «Нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены». Ну разумеется, коль скоро Бог есть Господин и Вседержитель. Попробовал бы он продолжить это мировоззрение до его логического завершения... А дальше идут целые тысячелетия пошлейшего раболепства перед властью, и даже рабочие из провинции, мечтавшие высказать Ельцину «всё, что они о нём думают», при реальной встрече почему-то проглатывали язык... Короче, так и оказалась эта «идея» нереализованной.


<< Часть 8 << В раздел "Статьи" >> Часть 10 >>
 

Copyright @ by Lehach, 2009