Христианство и мировое бабство. Часть 4

Натурально, христианство слишком многого требует и от женщины. И тогда женская психика ищет и находит посредника между нею и Богом - посредника, который может понять и оправдать её женские интересы. Существование образа Матери Бога уже само по себе до известной степени оправдывает женское материнство, отстаивая его «status quo» перед лицом высоких духовных проблем. В.В.Розанов очень интересно пишет, что «в Божией Матери человек искал защиты, своего рода исторического «заступи и помилуй», от всегда пугавшего строгостью и суровостью Лика Спаса». Однако не указал он и ещё одной немаловажной причины возникновения этого культа: для пущего обоснования деторождения. Типа, раз мать Христа родила Божьего Сына, то и любое деторождение тоже как бы отсвечивает чем-то божественным, и теперь вы, мужики, ни к чему подобному не способные, должны перед всем этим смиренно склониться...

Однако и это ещё не всё. Деву Марию выдали замуж за немощного старика, который к ней вообще не прикасался, но жил с нею как брат и только обеспечивал. То есть замужем в нашем понимании она вообще-то и не была, и своего Сына родила вовсе не от мужа. Угадайте, каким образом этот момент повлиял на мировоззрение женщин христианского мира? Вы догадались правильно. Они вовсе не стали копировать идеалы непорочности и чистоты, поскольку это несколько затруднительно, но зато хорошо усвоили тот факт, что муж - это тот, кто просто обеспечивает, и которого не обязательно воспринимать всерьёз. Обратной стороной этой «низовой мариологии» было то, что она укрепила в женщинах своего рода центробежные силы, доставшиеся ещё от животного мира - когда самка, опасаясь за своих детёнышей, не подпускает к себе самца, а то и вовсе от него уходит. Никто так и не осознал, что «медаль» христианства, повешенная на шею человечества, имела и свою обратную, явно негативную сторону. Ибо, будучи непонятым, или понятым неверно, или понятым недостаточно, или понятым фрагментарно, христианская вера начинает лишь развращать человечество, выступая своего рода «змием-искусителем», и действуя при этом опять через всё тот же самый «немощный сосуд». Утверждают, что только христианство, мол, возвысило женщину, вытащило её из того жалкого состояния, в котором была она у иудеев и язычников. Щаззз. Если использовать красивую и качественную «методологию» Христа, что о дереве лучше всего судить по его плодам, то и о данных предметах следует судить, глядя на христианок - причём без разницы, современных, или дореволюционных. Здесь - феминизм, там - чистое язычество. Выбирайте: либо христианство было полностью извращено бабами, либо «Христос напрасно распят». А третьего, кстати, и не дано...

Дева Мария родила Бога (точнее, Божьего Сына), то есть божество, которому сама и поклонялась (что замечательно видно в православной иконописи). Это очень хорошо накладывается на желание каждой женщины не только поклоняться собственному чаду как божеству, но и заставить делать это всех близких. И одно здесь обуславливает другое: женское материнство обусловило культ Божией Матери, а этот культ - обусловил возвышение женщины (и материнства) в её глазах. Я лишь хочу сказать, что все христианские истины, будучи восприняты не глубоко, но поверхностно, ведут к последствиям весьма плачевным. Таким, что и позабылось уже, зачем всё затевалось...

И самый корень бабства - здесь. Не в меркантильности, истеричности, мелочности, изворотливости, слезливости и хитрости - а в этой грёбанной сфере женского бессознательного, возводящего тривиальную функцию деторождения на сакральный, космический уровень, делающий его предметом поклонения: мол, материнство - это святое. Ибо из этого неизбежно следует, что всё остальное (например, призвание мужчины, его способности, его талант, который, кстати, Иисус Христос категорически не советовал зарывать в землю) - суть профанное, низменное, что может обрести некую относительную ценность лишь тогда, когда всячески это «святое» обслуживает... И когда Иисус говорит, что «враги человеку домашние его» - то под человеком Он подразумевает мужчину и ТОЛЬКО мужчину (в древнем мире по-другому и не было). Враги - те, кто тянет человека «вниз», требуют от него стать просто «кормильцем». Христианство так и не привило человечеству творческий дух, так и не стало оно обоснованием мужской системы ценностей, и в первую очередь - творчества. Но об этом потом.

Культ Божией Матери - это разновидность феминизма древнего мира; сейчас феминизм не нуждается уже в религиозном прикрытии. А мужики, в своей душевной и духовной простоте, не сумели противопоставить этой идеологии ничего (в конце главы «Философия бабства» будет объяснено, что именно могли бы мы противопоставить). Тем самым христианство было изначально низведено до уровня идеологии, обслуживающей чисто женские потребности, а на самом деле - животные, так как рожают и ухаживают за своими детёнышами вообще-то все позвоночные.

Принято считать, что христианство возвысило женщин как таковых, так как одна из них родила Божьего Сына, и всё такое. Однако отметим во всём этом другой момент. Дева Мария зачала Иисуса без какого-либо участия мужчины. Таким образом женщина продемонстрировала мужчине не только свою автономию от него, но и полноценную связь с Богом. Ранее именно в этом смысле женщины считались неполноценными. Причём менструации рассматривались в древнем мире как богоустановленный способ регулярного очищения женщины от первоначальной нечистоты (точнее - от нечистоты, обретённой вследствие грехопадения). Иными словами, наличие месячных почему-то интерпретировалось как доказательство сугубой падшести женщин. Кстати, в православии до сих пор считают так, и в «критические дни» женщинам запрещают не только причащаться, но и прикладываться к иконам. Хотелось бы знать, какие такие грехи усмотрели бы эти умники в течке у самок млекопитающих...

Истинный же прикол в том, что слона они так и не заметили. Обратив внимание на форму, частенько пренебрегаешь содержанием. Служа букве, поневоле забываешь про дух. Христианство в его историческом варианте вовсе не возвысило женщину по сравнению с прошедшими временами, «plusquamperfectum»; оно не уравняло её с мужчиною. Оно, напротив, дало женщине мощнейшее оружие подавления этого последнего. Сакрализация образа Божией Матери сказалась разрушительно на характере женщин христианского мира потому, что ей, этой сакрализации, своевременно не было создано своего рода «идеологического противовеса».

Возвышение женщины в какой-то мере и каким-то отношении означало принижение мужчины. Именно здесь коренится основная проблема нашего мира. Джин женской самодостаточности, дух независимости её от мужчины, выпущен был из тесной бутылки и начал разрушительную свою работу. Христианская цивилизация, начав с предельной зацикленности на облике Христа (Которого, согласитесь, довольно трудно назвать мужчиной в обыденном нашем понимании) и Девы Марии, оказалась обречена идти только по этому пути. И это так потому, что наш мир полностью забыл о мужчине-Адаме: когда и Кем был он сотворён, с какой целью, и в чём было его мужское призвание... Без некоторой мужской составляющей наша идеология вечно будет - как бы сказать это? - разбалансирован в сторону женского господства в самом своём сердце, так сказать, в базисе.

И теперь имеем мы следующую «святую троицу», которой, по сути дела и поклоняются христиане на святой Руси, так как именно этот набор икон чаще всего присутствует в домах: Божию Матерь, Николу-угодника и Христа, Который воспринимается как своего рода «заместитель» Перуна-громовержца, и одновременно - как «оберег» от детских болезней, ибо именно с этой целью женщины детей и крестят... Стало быть и самая «актуальная» Ипостась Бога тоже используется чисто по-бабски. Кстати, любопытства ради ознакомьтесь-ка с житием святителя Николая (в простонародье - «Никола Угодник»). Одним из основных чудесных эпизодов его биографии было то, что он подкидывал мешки с золотом девушкам-бесприданницам, которые никак не могли выйти замуж. Именно ему-то и молятся об удачном замужестве молодые романтические девушки... Тоже, стало быть, «бабский» святой, образ которого, кстати, эволюционировал на Западе в фигуру глэмурного «мешочника», новогоднего Санта-Клауса... Но тогда из кого же состоит вся эта, наиболее популярная троица? Кому она служит? Кто её составил? Кто ей поклоняется?

Безусловно, не следует столь прямолинейно думать, что это некие злокозненные тётки, феминистки древнего мира, намеренно произвели все эти изменения и создали наш современный, полный законченного бабства, культ. Создают мужчины; закрепляют женщины. Но постепенное возвышение почитания Божией Матери происходило благодаря этим последним, и, самое главное, в их интересах. В интересах этой типично бабской потребности в пошло-слезливом умилении, потребности в трогательных веточках, свечках и просфорочках, во всём этом живом, тёплом, душевном - таком приятном и потому мгновенно растапливающем душу, волю и мозги. И не только женщинам - но и мужчинам (автор лично через всё это прошёл). Почитайте-ка Розанова. Хотя бы его работу «Об адогматизме христианства» (в сборнике «Около церковных стен»). Вот одна из тряпок-мужиков, изобретавших для баб культ, полностью исчерпывающийся просфорками, «кайфом» от причастия, праздничными куличами да святой водичкой... Христианство в понимании его Розановым полностью лишено каких-либо мужских черт. Кстати, христианство реальное - тоже.

Догадайтесь-ка, почему мужики столь редко посещают храмы? Да нюхом они чуют, что от тех за версту несёт тупым и скучным бабством с его мелочными страхами, вульгарным суеверием и пошлым самодовольством. Но натура мужчины сохранила ещё некоторый инстинкт здравого смысла, твёрдой воли и потребности в позитивной деятельности, направленной вовне - а не в своеобразном приходском эмоциональном онанизме, от которого хорошо только получающему...


<< Часть 3 << В раздел "Статьи" >> Часть 5 >>
 

Copyright @ by Lehach, 2009