Христианство и мировое бабство. Часть 3

В. Геодакян разработал чрезвычайно красивую и убедительную теорию, что самки всегда отстают в своём развитии от самцов ровно на одну ступень. Типа природа оберегает женских особей, они гораздо важнее для сохранения вида в целом. А на мужчинах она опробует новые, рискованные варианты развития. Так вот, применяя это рассуждение к области нашего сознания, мы получим следующее: если мужская половина человечества сумела в той или иной мере воспринять некоторые из тех духовных ценностей, которое привнесло в мир христианство - чувство ответственности за своё дело, умение великодушно прощать да и просто быть великодушным, способность глубоко раскаиваться в согрешённом, и, наконец, благородную аристократичную созерцательность, когда «не заботишься о завтрашнем дне», то женщинам в их основной массе всё это до сих пор неведомо. И по сей день малодушные их сердца переполняют следование сиюминутным эмоциям, страстное желание любой ценой отомстить, мелочная злопамятность, самодовольное желание иметь гарантированное благосостояние...

Женщина так и осталась по сути своей законченной язычницей. Обратите внимания, на кого ориентированы в первую очередь салоны по всяким там отворотам-приворотам? Даже реклама их составляется соответствующим образом: «верну любимого», «помогу избавиться от соперницы»... Если мужчине патологически не везёт в личной жизни, то он либо тихо спивается, либо начинает анализировать ситуацию, мучительно ища, где же он неправ, и в конце концов, что-то изменяет в себе. Он читает книги, ходит на лекции по НЛП, штудирует сайты по пикапу. Если не везёт женщине, то она приходит к выводу, что «ей сделали».

На сайте wоmаn.ru шла дискуссия по поводу «венца безбрачия» Начала её некто Марина. Она писала: «Однажды одна женщина, которой я в общем-то доверяю, сказала, что некая завистница, дабы увести у меня любимого мужчину да и вообще жизнь попортить чуть-чуть (а то я больно счастливо выгляжу) навела на меня порчу. Кроме резкого и необъяснимого разрыва с молодым человеком и некоторого недомогания (что, наверное, вполне понятно, сердце-то не камень и кровь не вода) ничего страшного тогда не произошло. Кстати, парень так и не смог мне объяснить что же все-таки произошло? С истерическими нотками в голосе он сказал, что не может больше со мной встречаться, а на вопрос "Почему?" все время твердил "Не знаю, я не знаю. Не могу и все. Ты мне так нравишься, но я не могу. Мне плохо". С тех пор прошло достаточно много времени, все (тьфу-тьфу) хорошо, но замуж я так и не вышла. Много поклонников, я нравлюсь, мне нравятся, но что-то не клеится. Что-то, что я не могу объяснить...» Марина заявила, что подобная петрушка продолжается уже несколько лет.

Затем на сайте началась бурная дискуссия (длилась она около двух недель). Большинство участниц сошлись во мнении, что «венец безбрачия», натурально, существует, причём каждый раз приводились одни и те же аргументы: «Одна знающая женщина сказала мне...» Натурально, Марине рекомендовали обратиться к знающей, «настоящей бабке» (такой, которая денег не берёт). Видимо, «знающая бабка» - высший пункт развития «знающей женщины»... Между тем, уже через несколько дней после начала дискуссии Марина успела познакомиться с одним юристом (через Интернет), встретилась с ним, они влюбились друг в дружку и даже стали жить вместе... И тут, в самом конце дискуссии ваш автор не выдержал, и разразился тирадой: а как же «венец безбрачия»? Ведь он так и оказался неснятым? Как же Марина ухитрилась познакомиться и даже начала жить со своим кавалером? Куда, чёрт возьми, подевался венец?

Женщина - язычница. Самоанализ и самосознание заменены у неё верою в могущество сверхъестественных сил. Нет, не совсем точно: женщины так устроены, что какие бы недостатки у них не были, они должны всегда чувствовать себя хорошими. И одним из проявлений этого свойства является вера в потусторонние силы. Одно является дополнением другого, оно как бы занимается его «обслуживанием». Ну как удобно списать своё одиночество на чьи-то злые чары!

Собственно, и мужчины такие встречаются, но тем не менее в общей массе они, пусть и в различной мере, но умеют относиться критически к самим себе. Женщинам же свойственно постоянно оправдывать самих себя (в их массе - оговариваю это специально, так как изредка встречаются и исключения) и искать причину своих бед в чём-то стороннем и внешнем. Женщина мыслит категориями «свой-чужой», «дикий-ручной», «любит-не любит». Причем для неё «свой», «ручной» и «тот, кто любит» - одно и то же. И наоборот.

Посмотрите, как женщина разговаривает с бездушными вещами, как присваивает своему автомобилю (а также и многим другим предметам) ласковые имена, как искренне обижается на тот предмет, который её «не слушается». Кстати: если застукать женщину в этот момент, так сказать, настигнуть её врасплох, и сказать ей: «да этот предмет тебя вообще не любит!», то она тут же согласится. Женщина ожидает любви от всего материального мира, она наделяет всё сущее живою душой. Что это, если не оставшийся от первобытного состояния политеизм?

А вытекает из всего сказанного вот что. Женщина принципиально не умеет по-настоящему чувствовать себя грешной, то есть, в конечном счёте, плохой. Об этом, кстати, пишут почти все исследователи. Со своей стороны добавлю, что слёзки, которые они (женщины, а не исследователи) льют в церкви на исповеди - это не слёзы подлинного раскаяния, как воображают иные священники. Женщина всего лишь умиляется, да ещё - жалеет саму себя. Мол, как это вдруг оказалась она плохой? Но зато её духовник такой хороший, и теперь у неё всё будет хорошо, то есть она тоже хорошая... Кроме того, каждая женщина - прирождённая актриса, и всегда прекрасно чувствует, какой физиономии от неё ждут - дабы понравиться (в данном случае - исповеднику). И она прекрасно умеет совершенно искренне делать у себя эту физиономию... И даже глубоко уверовать в то, что эта физиономия искренна. Да ещё и посмеяться над теми, кто не имеет такой физиономии... Всё это органически необходимо ей, чтобы постоянно ощущать себя хорошей, а эта особенность, в свою очередь, необходима психофизически, дабы эффективно воспитывать детей. Быть самкой и всё время чувствовать себя хорошей - по сути дела, синонимы. Риск самораскаяния да и подлинного самоанализа вообще могут позволить себе лишь мужчины.

Такой психологический выверт (полностью, замечу, обойдённый вниманием не только всех современных исследователей христианства, но даже и св. Отцов Церкви), принципиально лишает женщину подлинного чувства раскаяния. Она всегда найдёт нечто, какую-то точку в душе, чтобы ощущать себя хорошей. Женщина никогда не поверит глубоко (то есть на уровне ощущения, а не на уровне фразеологии), что прародительница Ева согрешила. Куда там! Ведь у Евы потом родились дети, а дети всегда есть благо, каким бы способом они не завелись... А попробуйте-ка покритиковать женщину! В ответ будет стандартная реакция «сам дурак» - в той или иной форме, соответствующей культурному уровню данной особы. Но реакция эта будет обязательно, она неизбежна, как восход и заход солнца. Занятно, что и в отзывах, приходящих на эту работу, звучит та же самая «солнечная» нотка: мол, что ты за герой, чтобы нас классифицировать да судить? Да все эти 99 признаков применимы и к тебе самому, да и ко всем мужчинам! Тоже, типа, «сам дурак».

Так вот: сия женская особенность является ключевой для дальнейшего анализа. Это женщины с их убогой поверхностностью выбрали из христианства внешнюю, ритуальную составляющую, сделав её основой христианской жизни, этакой ширмой, прикрывающей и оправдывающей неизменную женскую суть - желание господствовать любой ценой, но лучше всего незаметно, дабы не нарваться на неприятности. Впрочем, если христианство не ведёт за собой, если ради него не отказываются от своего имущества, от своих родственников, от своего «я» - то в любом случае оказывается оно лишь ширмою для прикрытия собственных, так сказать, имманентных, потребностей.

Скажу более. Это именно женщины создали культ Божией Матери, возвеличив её до уровня божества. Нетрудно видеть, что христианки поклоняются не божеству Девы Марии, но, скорее, её материнству, её принадлежности к женскому полу. Так они и заявляют: она сама была матерью, значит тоже страдала, она тоже женщина, она нас поймёт... Иными словами, поклоняясь Деве Марии, христианки поклоняются... сами себе.

Между тем Сам Иисус Христос относился к Своей матери несколько иначе: «Когда же Он ещё говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Мать твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? И кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои». И ещё: «Кто будет исполнять волю Божию, тот мне брат, и сестра, и матерь». Более того. Он даже не обращался к ней со словом «мать»: «Что Мне и Тебе, Жено?». В итоге мы не найдём как в словах, так и поведении и в учении Христа ни единого момента, возвеличивающего Его мать до уровня отдельного, самостоятельного культа. Но тогда зачем было это сделано?

Христианство, религия Триединого, распятого и страдающего Бога, слишком многого требует от человека: не заботиться о завтрашнем дне, отдавать вторую рубашку (да и всё своё имущество) неимущему, никогда не разводиться, прощать злейших врагов, воспринимать чужаков как своих, да и вообще быть совершенными, «как Отец небесный»... Кто всё это потянет? Я, например, не отдам нищим свой ноутбук и дорогущий велик «КONA»... Как не собираюсь прощать и свою «единственную избранницу» - ну как клялась, как божилась быть вместе до гроба и разделить все трудности, а стоило им начаться... Сама же первая, «молитвенная христианка», и подала на развод...


<< Часть 2 << В раздел "Статьи" >> Часть 4 >>
 

Copyright @ by Lehach, 2009