Христианство и мировое бабство. Часть 24

Это злейшая ересь - считать, что богатство, и вообще обеспеченная, сытая жизнь совместима с учением Христа. Это взаимоисключающие вещи. Как невозможно быть одновременно мужчиной и женщиной, так невозможно одновременно существовать в двух системах ценностей - женской и мужской. Одна из них неизбежно подчинит себе другую. И даже нетрудно предположить, какая именно: та, что «прочно стоит на ногах», то есть женская начнёт со временем доминировать над мужской. И не нужно себя по-бабски утешать: мол, я и храм регулярно посещаю, и неплохие деньги зарабатываю. Так вот: можете не посещать. Самодовольство и самоуверенность, появляющиеся в душе от этих «неплохих денег» полностью нейтрализуют любой христианский подвиг.

Ну разумеется, если наш «добытчик» спросит обо всём этом в храме, ему заявят: уж лучше зарабатывать и посещать церковь, чем вообще не делать этого. Угадайте, почему ответят так? А вот и не угадали: потому что Церковь (в отличие от христианства) - и есть баба. А она, как известно, считает, что всё совместимо со всем. «Если очень хочется, то можно».

Христианская Церковь в её православном варианте превращает человека в бабу потому, что ставит как деторождение, так и достижение святости как таковой выше, чем любое настоящее мужское дело, которое оказывается теперь, как минимум, второстепенным. Вот вам самый показательный, можно сказать, классический пример из нашей истории.

Последний российский император, слабовольный, малообразованный и зависимый человек, по собственной воле оказался под каблуком у своей жены, немецкой принцессы - истеричной, вздорной дуры с интеллигентски-восторженным типом религиозности. Эта дура, в силу своих заморочек, постоянно находила самые извращённые объекты для поклонения, для приложения душевных своих сил - достаточно вспомнить пример Распутина. Император же не смог ничего ей противопоставить и во всём слушался. Как результат - случайные, невежественные люди диктовали свою волю всей России. Царская семья, сам институт власти, наконец, оказались профанированы в массовом сознании. Или, выражаясь иначе, фигура царя перестала быть объединяющим началом, этакой «функциональной точкой» для фокусировки идеологических сил. А ведь какие-то идиоты почти наверняка скажут, что «империя погибла из-за бабы».

Но ведь за всё отвечал именно мужчина, царь. В результате его неумелых и неумных действий развалилось не только могущественное, стремительно развивающееся государство, погибли не только миллионы людей, но и он сам, и жена, и почти все его дети. Кстати, С. Витте писал, что царь «не имел царского характера». Однако как этот факт, так и профессиональная некомпетентность, что весьма показательно, не были приняты во внимание Церковью. Поскольку император с семьёю были расстреляны, то есть «приняли мученический венец», то и были благополучно причислены к лику святых.

Если до предела упростить схему происходящих тогда событий, то мы увидим, что Николай II, в конечном счёте, выбирал между своим ребёнком и целой империей. Он мог бы поступить, как Авраам, то есть, в данном случае, рискнув здоровьем ребёнка, отлучить Распутина от престола, «поставить на место» психопатку-жену, и навести порядок в государстве. Но выбрал он почему-то ребёнка и жену. Кстати: где в это время была «вторая ветвь власти»? Куда смотрела? И почему такую «тряпку» причислили к лику святых?

И как мы теперь назовём тех умников, которые скажут, что «великая империя погибла из-за бабы»? Почему же из-за неё? А царь, выходит, тут не причём? И почему империя «великая»? Да она была полностью бабской, и в этом смысле царь аккумулировал в себе её черты. Есть у англичан великолепная поговорка - «каждый народ имеет того правителя, которого заслуживает». Общество, пропитанное бабством отлично «отзеркалилось» в обабившемся правителе. А всё бабское обречено на вымирание...

И ещё один вопрос: почему рядовой патриотический обыватель даже не в состоянии адекватно оценить фигуру последнего императора? И один из моих друзей страшно напрягается, когда автор загибает ему очередное рассуждение о Николае II. Что им всем мешает?

А мешает нам всем поверхностность. Такая бабская поверхностность, любящая внешний блеск богатства, власти, славы, мишуры...

Мужчина должен уметь как бы пожертвовать ребёнком, поставив интересы своего дела выше интересов семейных, выше продолжения своего рода. Кто-то же должен сделать это - так как женщина на это решительно неспособна. И это, кстати, нормально, так и должно быть.

Идеология, учащая нас, что «дети - превыше всего» не только превращает мужчин в слизняков, но является, по сути, лживой и, в конечном счёте - губительной для человеческого рода. Блин, на какие я тут масштабы замахнулся...

В любой взаимосвязанной, органичной системе, при ослаблении одного элемента, его функции берут на себя другие, приобретая тем самым свойственные нашему «неудачнику» черты. «Прочухали» уже, к чему я клоню? Если мы, мужчины, духовно ослабли, то наши функции понемногу начинают выполнять женщины. И дело не в том, что «времена нынче такие, что женщины испортились». Это мы, мужчины, оказались не на высоте задач, поставленных перед нами временем. Феминизм породили мы. Это мы в нём виноваты. Нам, видите ли, спокойнее по старинке просто зарабатывать денежки. Но этого уже мало.

И бороться с феминизмом нужно не пошлой критикой бабства, но культивированием в себе подлинного мужества - когда умеют думать и понимать, делать и отвечать, а не кулаками махать да просто «обеспечивать семью». Американские мужики неплохо умеют зарабатывать - ну и где у них семьи? Где у них нормальные женщины? Бороться нужно с собственной, мужской инфантильностью, а не с бабством. Ну всё: сук, на котором сидел автор и строчил этот текст, отпилен. :)


<< Часть 23 << В раздел "Статьи"  
 

Copyright @ by Lehach, 2009