Христианство и мировое бабство. Часть 11

Церковь, существующая вне государственной власти, вне влияния правительства и вне материальной жизни общества, без сомнения очень быстро оказывается маргинальной структурой, не имеющей никакого реального политического влияния. Но в этом случае она оставляет своему народу шанс придти к вере свободно, без лоббирования интересов, без вымученного преподавания Закона Божия в школах... Она оставляет нам шанс изменить себя, преодолеть наше исходное бабство. Церковь же, являющаяся частью государственного аппарата на первый взгляд является куда более значимой общественной силой. Но такого шанса она не предоставляет.

Упаси Бог, я не призываю что-то там реформировать и менять! Но понять, что с нами произошло должны мы, или нет? Или нужно по-бабски уверять себя, что «всё хорошо»?

Дело Отца окончательно было предано. «Если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот». Христианство давным-давно разделилось на две составляющие его части - деятельную и созерцательную.

Собственно, такое разделение наметилось ещё при жизни Христа. Помните Марфу, всецело занятую хлопотами по принятию Христа и Его (почти наверняка) многочисленной «свиты», и Марию, «которая села у ног Иисуса и слушала слово Его»? Не случайно, ох не случайно введён этот эпизод в Евангелие! Да и вообще ничего случайного там нет... Например - отнюдь не случайно в этом эпизоде фигурируют две женщины. Ведь неспроста же это. Хотя бы на секунду вообразите себе весь специфический комплекс взаимоотношений, который изначально существует между двумя - даже самыми лучшими, даже самыми любящими - сёстрами. Да-да, вы подумали правильно. Там будет и зависть, и слезливое сочувствие, и борьба за первенство, и настоящее самопожертвование, и традиционные мелочные упрёки...

Священное Писание как бы намекает нам на будущие катаклизмы, на тотальное обабивание реального христианства, на его разделение на две типа «бабские» составляющие... Должен был возникнуть единый мужчина - настоящий, твёрдый, сильный и умный христианин. Однако он как бы разделился на две половинки. И читатель-мужчина уже понял, какого пола они оказались...

Ведь что стоило Богу так повернуть события, чтобы Иисус пришёл, скажем, ко двум братьям, не правда ли? Или - просто к хорошей большой семье с кучей детей, стариков и прочих родственников. Заодно они бы и благовестие потом дополнительно среди «языков» разнесли...

Но намёк этот, как всегда, проглядели... А между тем именно на «Марфу» и «Марию» разделилось со временем человечество. И центр деления этого прошёл, разумеется, через христианство. Разделилось оно - и разделились с ним все, разделилось с ним всё. На «золотой миллиард», и всяких там прочих...

Эти рассуждения могут показаться заумными, и потому приведу простейший пример. Представьте себе, что злой волшебник умело разделал хороший, новый, мощный автомобиль. Одним досталась тёплая кабина с печкой и рулём, а другим - одна рама с колёсами и мотором. Первые довольны тем, что у них есть руль и приборная панель: они сидят в тёплой кабине, глядят на весёлые огоньки да стрелочки, любуются красотой отделки салона, и греются, при этом искренне полагая, что владеют всею машиной. Про тёплый воздух в кабине они, натурально, говорят: «нам досталась благодать, которая преодолевает естества чин». Про стрелочки и индикаторы они говорят, что у них есть настоящее духовное вИдение. Типа, уж мы-то точно спасёмся, даже и ехать никуда не нужно. Они как бы «подсели» на удовольствии от тёплой кабины, и учат своих детей, что это удовольствие, что поддержание этой теплоты - и есть смысл всего христианства. Мол, эта теплота - спасительна, она гарантирует нам высокое «качество» загробной жизни. Греться нужно как можно чаще.

А другим досталась одна рама с двигателем и колёсами. И вот, не имея руля, на холодном ветру, заехали они чёрт знает куда, знай только радуясь самОй скоростной езде, мощному своему мотору... И скорость их такова, что ветром (типа ветром истории) снесло уже большую часть пассажиров.

Уже давно не имеем мы целого автомобиля. И никто не хочет признать себя виноватым. И это называется христианством! Такое у них типа смирение и покаяние; такой у них головокружительный уровень рефлексии. Всё же интеллектуальная трусость этих людей поистине феноменальна. А может, они просто хотят спастись? Так ведь человеку это невозможно... И даже в голову никому не приходит, что каждый воцерковляющийся в той или иной конфессии христианин сразу же получает урезанную, кастрированную, неполноценную «версию» христианства.

«Всякое раздробление церковной организации суживает и понятие о Боге, отнимая у Божества признак целостности» - пишет В. Шубарт. Добавлю, что раздробление это суживает и наше понятие о самих себе, о смысле и цели человеческого существования; оно раздробляет нашу внутреннюю целостность, нашу культуру, постепенно фрагментирует её, принижая до уровня обслуживания простейших потребностей... Цельного христианства уже нет. Потому-то и выглядят одни из христиан трусливыми рабами, другие - какими-то хитроумными политиканами.

Западным христианам досталась Марфина деятельность без духовности; восточным - Мариина духовность без деятельности. А на самом деле - каждый попросту выбрал из целостной евангельской веры то, что было ему изначально ближе. И вот, рекрутирует христианство всё новых и новых неполноценных христиан. Нормальные люди в Церковь, натурально, не идут. Да и что делать им среди сплошного этого бабства? Тертуллианья душа-то всё нюхом чует...

Вам ещё доведётся столкнуться с утверждениями, что только наша, православная церковь, истинна, так как у неё самые правильные обряды и самая настоящая благодать. Что следующей церкви уже не будет; что врата ада такую правильную церковь не одолеют... Кроме того, те же самые люди будут говорить вам, что живём мы в «последние времена». ОК. Но вот что говорит в Апокалипсисе Дух Божий, обращаясь к последенй церкви: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды», а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг...». Нетрудно догадаться, что речь идёт о богатстве благодатью, которой так любят хвастаться в своей самоуспокоенности православные. Ну а католики, наверное, хвастаются богатством своего «центризма»...

«Вера без дел мертва есть». Но какие у нас дела? Восточные христиане занимаются только тем, что беспрерывно воцерковляют друг друга; западные - полностью отдались благотворительности (о позорных попытках Ватикана создать внешнее, условное, ничем реально не подкрепленное единство, вообще умалчиваю). И те, и другие при этом «спасаются». Но разве сами вы не чуете, что во всём этом есть что-то не то? Не чувствуете нечто неуловимое, что нас всех от христианства отталкивает? Так вот: это - отсутствие подлинного, глубинного единства христианского мира, его нецельность и нецелостность. Будь христианство единым, органическим целым, то неизбежно стало бы притягательным для всех. Оно стало бы прозрачно и понятно; оно вернуло бы нас к исконным нашим общечеловеческим, адамовым задачам.

Потому-то и не может и христианский мир, а вместе с ним - и самое человечество - составить верное, согласующееся с научными данными, понятие о Боге. Потому-то человечество и не в состоянии поставить перед собою единую, логичную, убедительную цель своего существования, в силу чего, будучи предельно разобщённым, постепенно скатывается в пучину пошлого гедонизма. Тем, кто не попал в круг таких «избранных», остаётся удел завистливо-героического «терроризма». Да-да, не сомневайтесь. Если нам дано настолько многое, то значит, и отвечаем мы за всё. Даже и за «братьев наших меньших».

Христиане (в первую очередь православные) скажут вам, что мы-де все призваны к достижению святости, к подвигам святых. Это, однако, не вполне верно. Святость - столь же редкий и уникальный дар, как способность писать талантливые стихи, сочинять гениальную музыку. Поэтому правильнее было бы сказать: некоторые из христиан призваны к святости. Это их собственное, индивидуальное призвание. У каждого человека свой индивидуальный творческий дар. Наша земная задача - найти его и реализовать. Иисус намеренно посвятил этой теме целую притчу. Вот прямо сейчас пойдите и ознакомьтесь - Евангелие от Матфея, глава 25, начиная от строфы 18. Ключевые слова для Рамблера - «и одному он дал пять талантов». Что же до христианских святых, то этот опыт был неправомерно перенесён на всех без исключения людей.

Кстати, Серафим Саровский (замечу, самый любимый мой святой) по этому поводу говорит: «Дает вам более благодати Божией молитва и бдение, бдите и молитесь; много дает Духа Божьего пост, поститесь; более дает милостыня, милостыню творите, и таким образом о всякой добродетели, делаемой Христа ради, рассуждайте... Дело наше христианское состоит не в увеличении счета добрых дел, служащих к цели нашей христианской жизни только средствами, но в извлечении из них большей выгоды, т.е. вящем приобретении обильнейших даров Духа Святого...» («Беседа с Мотовиловым о цели христианской жизни»). Неудивительно, что издание этой беседы было запрещено православной церковью на многие десятки лет...

На все приведённые рассуждения могут возразить следующее: а как же чудеса? Как быть с благодатным Огнём, сходящем в Гробе Господнем, с мироточением икон, с чудесными исцелениями, с благоухающими мощами святых? Ведь всё это свидетельствует об истинности, а значит, и «спасительности» нашей веры?

Я лично видел мироточащую икону. Обонял и чудесный запах от мощей. Он и в самом деле был необыкновенным, просто потрясающим - никакой Dior и рядом не стоял. В христианстве действительно есть самая настоящая благодать - я не просто верю в это, но твёрдо знаю. Но ведь дело не в чудесах. Не в них следует искать суть христианства.


<< Часть 10 << В раздел "Статьи" >> Часть 12 >>
 

Copyright @ by Lehach, 2009