Философия бабства. Часть 7

Каждый из нас, раздумывая о будущем отношений с любимой девушкой, просто окидывает ситуацию внутренним взором и понимает, что тревожиться не о чем. Люди друг другу вполне подходят, оба с характерами уживчивыми, а прочие проблемы, могущие возникнуть, следует решать по мере поступления. Совсем не то у женщин. Не имеют они «внутреннего взора». А если и имеют, то та общая «картинка», которую выдаёт сей внутренний взор, оказывается мгновенно смята, трансформирована и искажена очередной бурей эмоций. А потому вечно мятущаяся женская душа не охватывает картину в целом, но всегда готова ухватиться за любую конкретную мелочь, чтобы потом убедить хозяйку, что «всё плохо». Женщина не обладает даром целостного восприятия ситуации. Вот оно, тяжкое наследие того самого Адамова ребра! Воображение её лихорадочно мечется между различными «проблемными точками», каждая из которых несёт те или иные эмоции. Грубо говоря, она просто вспоминает что-то неприятное, какой-то эпизод - и ни с того, ни с сего раздувает его в космическую проблему...

Из этого фундаментального свойства женской психики следует один прелюбопытный момент. Тот, кто постоянно, до паники, боится, что может вдруг лишиться чего-то своего - без сомнения, является слабым человеком. Слабый интуитивно чувствует себя таковым и потому стремиться стать сильным (либо компенсирует это внешней излишней самоуверенностью). В нашем, мужском случае, многие начали бы с того, что изменили бы своё отношение к вещам, сиречь самого себя, то есть приобрели силу духа. Многие, не все... Не то у женщин: почти полностью лишённые способности к самоанализу, эмоционально богатые, но слабые духовно существа, они направляют эту свою потенцию вновь на мир окружающий. Так вот: женщине почему-то кажется, что подлинную силу она обретёт тогда, когда у нее всего много. Уж тогда-то ничего она не утратит! А если и утратит что-то одно, то всё равно у неё останется много чего... Именно отсюда вытекает пресловутая женская меркантильность. Это означает, что бороться нужно не с меркантильностью как таковой, но с женской слабостью, мелочностью и бездуховностью. Не с симптомами, но, скорее, с болезнью...

Кстати, вся эта проблематика тесно соприкасается с проблемой тривиального страха перед смертью. В самом простом случае преодолевается этот страх тем же самым способом: созданием иллюзии, что если у человека «всего много», то он как бы становится больше и теперь вроде бы и не умрёт (в некоторых случаях мужское стремление к богатству основывается на том же самом страхе, то есть типично женской слабости). В женском же случае он преодолевается ещё и тем самым деторождением. Это последнее у женщины выполняет, как видим, ещё и типично компенсаторную функцию. Но ведь любая самка стремится к тому, чтобы её потомство оказалось в более выигрышном положении, чем потомство других самок, и в этом смысле женщины недалеко ушли от животного мира (кроме того, из этого следует ещё, что женское материнство и христианство - вещи взаимоисключающие). То есть - чтобы потомство имело всего вдосталь. В результате получаем ещё одну смысловую цепочку: страх перед смертью - деторождение - накопление. Тем самым имеем, что женская потребность как в детях, так и в обеспеченном существовании имеет выраженную невротическую природу.

А ещё - женщина ищет себе мужчину про принципу дополнительности. То есть того, который сделает так, чтобы она стала сильной (то есть обрела эту специфически-женскую иллюзию силы). Мужчину, который сделает так, чтобы у неё «было всё»... На большее в плане самосовершенствования женщина, как правило, не способна. А если и способна, то смотри пункт 88-й... Занятно, что и мы, мужчины, очень часто идём во всём на поводу у женщин и, бездумно потакая им, скатываемся в пучину пошлого приобретательства. То есть выбираем путь бабски-экстенсивный, путь расширения себя вовне, вместо того, чтобы избрать мужской - изменение самих себя, своего внутреннего порядка, своего отношения к вещам и всему миру... Да и вместо того, чтобы просто найти другую, менее меркантильную женщину. Странно, что мы предпочитаем скорее утратить свою мужскую суть, чем свою женщину... Но ведь женщин много, а душа у нас одна! «Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит?» И второго шанса прожить эту жизнь у нас уже не будет.

Подлинный же парадокс заключается в том (это второе фундаментальное их свойство), что изощрённая натура данной женщины, не умеющая психически дистанцировать себя от всего женского рода, тем не менее, в глубине души, считает себя куда лучше любых других женщин. Причём всех. То есть, в конечном счёте, как бы от них и дистанцируется. Хотите докажу, что это так? В противном случае женщины никогда не связывались бы с женатыми... Связываясь с женатым мужчиной, женщина почти всегда думает: раз он изменяет ей со мной, то значит, потом изменит и мне. Однако, одновременно с этим, и нечто такое: «но ведь я лучше, чем та, другая, да и вообще ему лучше со мной, чем с ней, иначе бы он не изменял - значит, я имею полное право увести его из семьи». Ибо, ассоциируя себя с другой, поставив себя на её место, наша женщина никогда бы с её мужем не связалась. Нет, зацените всю глубину противоречия! И вот, женская душа мечется между этими противоположными полюсами, занимая каждый раз новое положение (из которого она и «орёт»). Отчего реакция женщины чаще всего выглядит для рационального наблюдателя непредсказуемой.

И, наконец, кое-что для самых «продвинутых» читателей - то есть исключительно для тех кто не только умудрился преодолеть третью часть нашего изложения, знаком не только с тем самым психоанализом, но и почитал ещё кое-что философское. Имею сообщить, что на самой последней душевной глубине, куда в принципе не достигает свет сознания, каждая женщина ощущает себя единственной во вселенной. Для этого психического уровня никаких других женщин вообще нет (этот момент вообще-то с трудом поддаётся рационализации). Это предельная глубина человеческой личности, доставшаяся нам в наследство из праистории. На этом уровне каждая женщина ощущает себя самой настоящей Евой. Однако без этого важнейшего психического пласта будут не вполне понятны все остальные.

А вот на следующем, более высоком уровне, куда сознание уже достигает, женщина прекрасно осознаёт наличие множества соперниц. В этом-то и заключается основное, болезненно-невротическое, противоречие женской натуры (не вздумайте рассказывать о нём женщине - всё равно не поверит). Психологи сказали бы, что «данное отношение к объекту обременено массивной амбивалентностью». И это невротическое переживание может «сняться» одною только гиперкомпенсацией. Женщине нужно усиленно, с надрывом, доказывать себе и другим, что она лучше всех. В простейшем случае - красивее. И все проявления т. наз. «бабства» вытекают в первую очередь из этого источника.

И когда женщина говорит: «Я боюсь, что ты меня потом разлюбишь», то она, во-первых, кокетничает, надеясь услышать уверения в обратном, во-вторых, боится, что это может произойти на самом деле (возможно, что это и произойдёт;), и попросту выплёскивает свои эмоции, а в-третьих (на самой последней глубине души) ощущает, что это невозможно, так как она на всей земле, во всём Космосе одна-единственная. И все эти пласты её психики «работают» одновременно. Прикиньте, как у них всё закручено? Давайте на минутку представим себе, во что превратилось бы человеческое общество, не уравновешивай мужское сознание эту стихию, готовую «заорать» по любому поводу...

Теперь мы можем, наконец, перечислить все психические составляющие, из которых складывается та женская особенность, которая среди нас, мужиков, встречается лишь у патологических ревнивцев, Я говорю о потребности в тотальном контроле над любимым человеком. И складывается она, во-первых, из постоянных опасений навсегда его утратить, во-вторых, из желания регулярно согласовывать с ним свой внутренний мир и, наконец, из ревностного отношения к другим женщинам: ведь уведут, уведут, подлюки! Он такой у меня хороший... Ну конечно, воспитанная женщина ничего этого не показывает. Но чувствуют они это все.

Сюда следует добавить также интересное рассуждение (о его авторе будет поведано в самом конце этого текста). Это по поводу уже упомянутого «цыц!», обращённого к женщине.

«Женщина стремиться подчинить себе мужчину, так как руководствуется, во первых, сиюминутными эмоциями, то есть тем, что ей хочется здесь и сейчас. Во-вторых, ей кажется, что тогда она будет более счастлива. Ну и из общего самолюбивого желания, чтобы всё было, как она хочет. Однако она тем самым роет себе яму. В результате она получит то, что сама будет мучиться и ругать мужиков. Дело в том, что, полностью погрузившись в данную проблему и связанное с ней эмоциональное состояние, женщина неизбежно теряет из виду перспективу. Она не видит общей стратегии.

В любом, даже самом гармоничном союзе, всё равно присутствует, пусть и небольшой, элемент соперничества. Это убого - подчинить себе мужчину здесь и сейчас. Да, с тактической точки зрения это приятно, это греет душу - то, что он сейчас послушался... Женщина начинает чувствовать себя вроде как победительницей, ей кажется, что тем самым она оказалась лучше, чем он. Но с точки зрения стратегии это в корне порочно. Пытаясь быть лидером, подчиняя себе мужчину в каждой спорной ситуации, женщина идёт по пути наименьшего сопротивления. Это слишком легко - каждый раз заставлять себя беспрекословно слушаться. Такое руководство, с точки зрения теории управления, весьма неэффективно. Хороший руководитель - тот, кто идёт на риск, полностью доверяя своим подчинённым, предоставляя им инициативу в решении задачи. Но женщина по определению не умеет и не любит рисковать. Она не может доверить управление мужчине, и в этом смысле она - не руководитель. Опасаясь любого риска, она не может хорошим руководителем быть в принципе.


<< Часть 6 << В раздел "Статьи" >> Часть 8 >>
 

Copyright @ by Lehach, 2009