Философия бабства. Часть 3

Не могу не сказать и ещё об одной важной вещи, которую приобретаешь, знакомясь по объявлению. Моё отношение к людям также претерпело изменения весьма значительные. Оно стало более осмысленным и твёрдым, причём твёрдым не внешне, но внутренне. Когда знаешь, что можешь послать нафиг 50 женщин в день, и особенно если постоянно делаешь это, то такое «посылательство» неуловимо отпечатывается где-то в твоём характере. И женщины сразу же почувствовали это, и также стали иначе ко мне относиться - более уважительно, что ли... Но всё это при условии, что не «съедет крыша» - такое тоже весьма возможно. Дело в том, что приобретённая лёгкость в «посылании» постепенно формирует неглубокое, поверхностное отношение ко всем знакомствам вообще. Человек разучивается трудиться душою и, столкнувшись с самой первой незначительной проблемой (например, девушка не умеет стильно одеться) тут же пасует и старается переключиться на другой «вариант». А ведь, что ни говори, именно преодоление трудностей и делает отношения глубокими и жизнеспособными... То есть с ним происходит то же самое, что с дамочкой из пункта номер 1 и 2.

Так вот: мне стало проще управляться с классическим женским «бабством». Сами женщины стали чуть ли не бояться со мною «обабиваться». И это при том, что внешне так и остался я довольно мягким человеком. С женщинами можно оставаться мягким и нежным лишь в том случае, если внутренне являешься очень и очень твёрдым. И не иначе. Только при этом сочетании твёрдости и мягкости женщина не «обабивается». Вот это и есть ключ к управлению женщиной.

Эти твёрдость и мягкость должны изначально как бы дополнять друг друга. Диалектика их взаимосвязи такова, что каждая из них, не будучи поддержана другой, начинает неизбежно вырождаться. Одна лишь твёрдость (лишённая мягкости) вообще выглядит как сухость и жесткость, и к тому же может даже незаметно для нас перейти в жестокость. Нам, мужикам, вообще с этим легко - разозлился, ну и дал по зубам... Пойди, нащупай грань между жесткостью и жестокостью! Нет её, такой грани... С другой стороны, излишняя мягкость неизбежно эволюционирует в мягкотелость и бесхребетность. А их любая женщина воспринимает однозначно - как приглашение усесться на шею. И это вовсе не потому, что каждая женщина изначально дерьмо, вовсе нет.

Есть в кибернетике такой закон - «экспансии информации». Он звучит так: «каждая система расширяется до тех пор, пока её не остановит сопротивление другой системы». Но женщина - это даже и не система. Это настоящая стихия. Все знающие люди утверждают, что у женщины сначала идут эмоции, а затем уже интеллект, который призван их как бы оправдывать. Это означает, что сознательное управление женщиной невозможно в принципе. И даже самая хорошая, самая достойная женщина садится на шею мужчине незаметно для себя, непроизвольно. Её поведение неосознанно-стихийно, но оно, тем не менее, вполне поддаётся регулировке.

Для понимания женщин могу сообщить вам пару вещей весьма концептуальных. Первая, и самая главная выражена в двустишии неизвестного автора:

Он: когда тебя нет, мне просто кажется, что ты вышла в соседнюю комнату.
Она: когда ты вышел в соседнюю комнату, мне кажется, что тебя больше нет.

Когда мы любим женщину, то нам кажется, что она всегда вместе с нами - где бы мы ни оказались. Духовно мы с ней как бы и не расставались вовсе. Кстати, именно в этом смысле можно считать большинство мужчин существами духовными. А потому, мужчина, по сравнению с женщиной, в разлуке общем-то не очень и скучает, и скучание это чаще всего переводит в конструктивное русло: занимается любимым делом или каким хобби...

Психика женщины (точнее, её подсознание) устроены таким образом, что она не умеет противопоставлять себя миру окружающих объектов. Проще говоря, то, к чему женщина привыкла и полюбила, она начинает считать своим. Собственно, так поступаем и мы, но если мужчина отождествляет «свое» с добычей, которой овладел, но с которой может, в принципе, и расстаться, то женщина ощущает «своё», как часть собственного тела. Это относится к территории, на которой она обитает, к мужчине, которого любит... Впервые я задумался об этом, наткнувшись на интересный афоризм Раневской: «для женщины сумочка - это часть тела». «А почему только сумочка?» - подумалось мне тогда.

Так вот: женщина спокойна лишь тогда, когда все, кого она любит, находятся с ней рядом, здесь и сейчас. Если же объект просто исчез из глаз, то для женского подсознания он навсегда исчез, безвозвратно пропал, начисто растворился. Я знаю, вы скажете, что, мол, у взрослого человека формируется «эмоциональная константа объекта», когда он осознаёт, что исчезнувшее с глаз долой не кануло вовсе в небытие. Это всё так для сознания, а вот для бессознательного, для души-то? Занятно, что именно такое отношение характеризует примитивные народы, находящиеся на ранних стадиях развития. Б.А Успенский (никогда не перестану восхищаться этим автором) доказывает, что для первобытной культуры человек, отправившийся в путешествие, воспринимается, как умерший, и наоборот: смерть воспринимается как своего рода путешествие в никуда.

Однако на этом дело не заканчивается. Воспринимают разлуку как смерть также и совсем маленькие дети. Гельмут Фигдор в своей великолепной работе («Дети разведённых родителей: между травмой и надеждой») доказывает, что маленькие дети всегда чувствуют надвигающийся развод и воспринимают его как своего рода смерть покинувшего семью родителя, а последующие его эпизодические визиты - как нечто призрачное, как возвращение с «того света».

Давным-давно, когда отношения с моей «великой любовью» были накалены до предела (однако слово «развод» пока не произносилось вслух) я играл на полу с моим мальчишкой. Ну и поставил рядом магнитолу с музыкой, которой тогда «болел» - «Requiem» Моцарта. Пущай, думаю, приобщается человек к искусству. Как сейчас помню, начинался «Introitus». И тут ребёнок спрашивает: «Пап, а о чём они поют?» Ну, начал я сбивчиво переводить (подзабыл автор латынь-то! Ишшо в рядах Советской Армии учил:): «Et lux perpetua luceat eis» - «и свет вечный пусть светит им»... И тут вдруг меня осенило, что Толстяк спрашивает совершенно о другом. Его интересовал вовсе не конкретный текст. «Они поют о смерти» - ответил я. Ребёнок вновь углубился в своё строительство. Но минут через десять задал новый вопрос: «А раз ты слушаешь музыку о смерти, то сам скоро умрёшь?» Я оцепенел, и начал соображать, что он имеет в виду (книжонок по психологии было пропахано достаточно, но поди их тут конкретно примени). Смысл вопроса удалось расшифровать только после тяжких раздумий. Тут вовремя вспомнился недавно проштудированный Фигдор: «Ты, наверное, так спросил, потому что боишься, что я навсегда куда-то уеду?» - «Да». «Не волнуйся, Толстуха. Я не брошу тебя никогда».

В своё время, занимаясь всей этой тематикой, неожиданно обнаружил я чрезвычайно простое решение. Женщина рассматривает как часть себя в первую очередь собственных детей - тем более, что некогда и были они частью её тела. И это своё отношение угораздило её перенести на весь окружающий мир. На нас с вами. На вещи, которые она покупает, которые мы ей дарим и которыми она просто пользуется. На всё, что попадает в сферу её влияния. То есть женщина как бы становится «матерью всех вещей», всего сущего. Иными словами, всё женское подсознание почти полностью исчерпывается материнством... Не говоря уже о том, что женщина зачастую считает ребёнком (и, соответственно, воспринимает как ребёнка) своего мужчину. Вы никогда не слышали фразу: «Мужчина - это большой ребёнок»? Это отношение - одно из самых удобных и убедительных обоснований её притязаний на господство. Подлинно же замечательным является то, с какой уверенностью преподносят всё это женщины. Уверенность эта нас почти что гипнотизирует. У мужчин, обладающих самым, возможно, особенным, уникальным даром - способности сомнения в себе - ничего подобного не было и нет.

Так вот. Это, казалось бы несовершенное, предельно субъективное, типично детское строение психики - когда нет границы между человеком и объектом, и когда объекту приписываются собственное разочарование и даже агрессия (типа, «это не я неуклюжая и вообще плохая, а тарелка, которая упала мне на ногу») - позволяет женщине лучше понимать собственного ребёнка. Ведь она, женщина, в этом смысле и есть точно такой же ребёнок! Стало быть, не только мы...

Оказавшись после развода в полном безденежье, но не желая прерывать интересной работы, надумал я сдавать комнаты в своей пустой холостяцкой квартире. И сдавал их, естественно, студенткам из МГУ (всё ГЗ было тогда облеплено моими объявлениями). Натурально, друзья заключали пари, на какой неделе совместной жизни я начну с ними спать (видимо, они тоже не вполне понимали, что это такое - 50 звонков в день). Так вот: было весьма поучительно наблюдать, как спустя некоторое время квартирантки начинают чувствовать себя полноправными хозяйками. Например, могут без спроса снять шторы со всех окон квартиры и закинуть в стирку. Или искренне надуваются, когда мне звонит женский голос. Они могут предложить вдруг приготовить еду - хотя я всегда принципиально питался отдельно, да и вообще держался на предельной дистанции... И это при том, что у них была своя полноценная личная жизнь, а знаков внимания им не оказывал я никогда (иначе - как же тогда получать с них деньги?) Каждая вторая, натурально, пыталась меня соблазнить...


<< Часть 2 << В раздел "Статьи" >> Часть 4 >>
 

Copyright @ by Lehach, 2009