Философия бабства. Часть 19

Однако не могу снова не обратить внимания на то, сколь изящно загоняют женщины себя в тупик. Сначала они делают карьеру, чтобы «самим себя обеспечить» и типа быть независимыми. В самом деле: мужчинам доверять нельзя - а вдруг бросят? Куда потом денешься одна с ребёнком? Вот наша героиня начинает зарабатывать более-менее приемлемые деньги - допустим, $1000 в месяц. А затем она вдруг замечает, что ей не подходят многое множество мужчин - практически все, кто зарабатывает меньше этой суммы. Например, весь народ, занятый наукой (то есть, в сущности все интеллигентные мужчины). И перед подругами стыдно, и самой как-то неудобно... Те же, кто зарабатывает больше, либо обладают некоторыми сложностями в характере (мужское стремление к карьере зачастую также имеет компенсаторную природу), либо бесконечно развращены деньгами (то есть искренне считают, что всё и всех можно купить), либо интересуются молодыми и нетронутыми девочками. Оставшаяся часть вполне нормальных обеспеченных мужчин уже порасхватана более ловкими и удачными конкурентками - либо вокруг них идёт столь мощная междуусобная брань, что лучше не подступаться - съедят. И тут наша «успешная соискательница» начинает вопить: «Все мужчины выродились!» Да почему же, коль скоро она добровольно сузила круг своего поиска? Ты стремилась к независимости - так с нею и оставайся...

И вот возникает вопрос: так нужно ли начинать с тотального недоверия к мужчинам? Может, стоило всё-таки рискнуть? Но кто толкнул нашу умницу на неправильный путь? Что породило у неё изначально неверные посылки? Что, если не извращённая идеология?

Отражается всё это и на институте семьи. Если женская потребность в семье основывается на древнем инстинкте материнства, то мужские особи столь же древний инстинкт побуждает овладевать первой же понравившейся самкой. Изначально мужчина не имеет потребности жить только с одной женщиной, быть ей верным и заботиться о совместном потомстве. Всё это привносится в его сознание не наследственно, не генетически, но социо-культурным путём, на уровне принятой в обществе системы ценностей. Иными словами, мужчину может заставить быть верным семьянином лишь идеология, общепринятая в обществе. Нормальному, сексуально активному мужчине всегда нужно хотя бы немного сломить себя, чтобы пойти под венец. Подавляющее большинство мужчин могут довольствоваться лишь одной женщиной не просто так, но во имя чего-то, ради некоей безусловной истины (по возможности, прошедшей через их мозги).

Обратите внимание: в обществе потребления хотя и неявно, но предполагается, что верность - признак закомплексованности. Уверенный в себе человек стремится к карьере, к постоянной смены одного места работы другим, более ему соответствующим. Типа, постоянный рост... То же самое отношение переносится и на женщин. Слышали выражение «трофейная жена»? В идеале, каждой более высокой ступени должна соответствовать новая «спутница жизни». Мне нужно это обосновывать? И только слабый, закомплексованный, неспособный к карьерному росту и прочему «успеху» человек держится за одну женщину, так как боится, что с другими ничего не выйдет.

И, наконец: чтобы быть сильным и уверенным в себе, нужно безбоязненно уметь знакомиться с многими женщинами. Знакомство не ради отношений, но как упражнение, и одновременно, удовольствие. Это - не только идеология пикапа. Такие мыслишки всё чаще раздаются на всевозможных форумах. Да, чуть не забыл: на этот мужской вызов неизбежно будет женский ответ. Угадайте, какой? Скажу - не обрадуетесь...

Вот что пишет по этому поводу Наталья Радулова: «Молодые мужчины, свежие силы нации, совершенно не приспособлены к браку, а в результате появилось целое поколение одиноких молодых женщин, таких, как я, у которых собственные доходы и собственное жилье, они живут очень весело». Радулова и ей подобные восторженно именуют одинокую жизнь «красивым» западным словом «сингл»: «Социологи считают, что осознанно выбранное одиночество будет к концу века уделом большинства людей в развитых странах... В Средние века, когда свирепствовали то голод, то война, то чума, лишь большая семья имела шанс на выживание. Теперь человек в состоянии справиться со своими проблемами в одиночку, поэтому меняется и психология общества. Оно позволяет синглам жить для себя... Сейчас в индустриально развитых странах наблюдается ситуация, которая заключается в том, что из двух систем -- жизнеобеспечения и воспроизводства жизни -- постепенно главенствующей становится система жизнеобеспечения, экономика. То есть современному человеку важнее, скажем, хорошо одеться и вкусно поесть, чем жениться и родить ребенка. Он словно консервируется, навсегда оставаясь молодым: свободным, легким на подъем, счастливым и восторженным, как щенок... Такие люди, кстати, весьма выгодны для работодателя... Поэтому синглам легче найти работу и они быстрее продвигаются по служебной лестнице...»

«Средства массовой информации, в свою очередь, упорно создают представление о холостяках как о людях, не отягощенных никакими обязательствами. Они не боятся разбить себе сердце, потому что ни к кому не привязываются. Они не волнуются о детях, потому что не имеют их... Одиночество не просто становится приемлемым стилем жизни, оно фетишизируется. Глянцевые журналы ориентированы на одиноких людей, это просто библии одиночек. Достаточно прочесть заголовки: «Как остаться друзьями с бывшим бой-френдом», «Секс на раз», «Каждую неделю -- по девушке!»... Почти каждая уважающая себя газета имеет колонку в стиле «Секс в большом городе», которую ведет какой-нибудь убежденный индивидуалист, считающий, что главная ценность в жизни -- ни от кого не зависеть, ходить в рестораны с друзьями, отдаваться шопингу, заниматься спортом, не иметь постоянных привязанностей, менять сексуальных партнеров и обязательно возвращаться ночевать домой, в свою маленькую, абсолютно пустую квартиру...»

«После того как британская компания Datamonitor обнародовала результаты исследования, посвященного самым привлекательным категориям потребителей для европейских компаний, выяснилась новая цель для бизнеса -- холостяки обоих полов до 50 лет. Оказывается, эта группа тратит не только на развлечения, но и на еду, напитки и предметы личной гигиены в два раза больше, чем их семейные сверстники... Одиночки мало-помалу меняют структуру западного общества. Одна из примет этих изменений -- реклама. Прошли те времена, когда большая ее часть была ориентирована на потребности семейных пар. Теперь чуть ли не каждый второй ролик демонстрирует суверенного, самодостаточного человека на фоне роскошной квартиры или в салоне фешенебельного магазина. Судя по лицам таких героев, дома их не ждут ни супруги, ни тем более дети. Лишь чашечка кофе нового сорта может заинтересовать их, лишь новый автомобиль вызовет счастливую улыбку... Именно на этих людей рассчитана сегодня индустрия бутиков и модных магазинов, торгующих дорогими безделушками и деликатесами...» Для интереса прочтите самое начало текста и вы легко догадаетесь, почему журналистка вынуждена была взяться за эту тему.

Потребительское общество само загоняет себя в тупик. Идеология потребления и обязательной карьеры противоречит полноценным взаимоотношениям мужчины и женщины как таковым. Но это означает, что им противоречит и идеология «чистого потребления». И вообще: наша любовь ко всему западному отнюдь не столь невинная вещь, как кажется. Именно она создаёт базу для дальнейшей деградации российского общества. И если в результате вы окажетесь в одиночестве - то не жалуйтесь. За что боролись, на то и напоролись.

Не может существовать материя, в которой нарушены связи между электронными парами. Это будет какая-то плазма - существующая искусственно, за счёт внешней энергетической «подпитки». Из плазмы, как известно, ничего не построишь.

Не может существовать общество, в котором разрушена основная его ячейка - семья. Это общество обречено на вымирание.

Однако и это ещё не всё. Существует и прямо противоположный аспект проблемы. Одного выпускника экономфака МГУ, а ныне - самого крупного в мире аналитика в своей области (и, кстати, весьма обеспеченного человека), его однокурсница по моей просьбе спросила: зачем он всё это делает? Парень замялся и ответил нечто типа того, что он хочет обеспечить будущее своим детям. То есть это косвенно подтверждает, что «идеология карьеры» обслуживает прежде всего женские ценности. При ценностях мужских он начал бы говорить, что к этому лежит душа, что его способности наиболее проявились в этой области, что он много чего тут достиг, что его исследования открыли новые горизонты (всё же мужскую творческую натуру никуда не спрячешь), что его все уважают, у него появились хорошие, верные друзья среди коллег, и всё такое прочее. Но он же ничего этого не произнёс! Он говорил только о детях! Сама система потребительских ценностей - это ещё и новая победа бабства над здравомыслящим человечеством. Женщины в который раз навязали нам свою волю. Начался процесс не просто подчинения мужчины женщине, но тотального его обабивания. То есть бабство в своём историческом развитии сделало как бы круг: с него всё началось, и им, похоже, всё и окончится. Но круг этот вполне возможно разомкнуть.

Мужчины первыми приняли на себя удар со стороны потребительской идеологии. В её российском варианте эта последняя вовсе не предполагает семейных ценностей. Гедонизм есть гедонизм - почему бы не распространяться ему и на личные отношения? Как следствие - мужчины стремятся идти по наиболее удобному для них пути, то есть просто сожительствовать с женщиной, не имея перед ней никаких особых обязательств. Женщинам не остаётся ничего другого, как приспосабливаться к существующему положению дел и либо смиряться с этим искусственным союзом, либо становиться подчёркнуто независимыми. Либо - и это хуже всего - пытаться использовать это сожительство по полной программе, вытягивая из мужика как можно больше. Нетрудно видеть, что такой мужчина воспринимается как угодно, но не как муж. В итоге российская семья стремительно вымирает.

Существующая идеологическая атмосфера «голого потребления» в условиях демократии предполагает равные возможности каждого приобщиться к миру материальных благ. Однако в российских условиях это оборачивается глубоким разрывом между безмерно выросшими желаниями человека и его возможностями. Отсюда вытекает стремление достичь страстно желаемого любыми средствами. Применительно к женщинам - стремление найти себе богатого ami, «папика», содержанта. Иными словами, женщины идут на всё заради материальных благ. Как результат - они становятся легкодоступными, расчётливыми, циничными, и меркантильными, в первую очередь, по отношению к используемым «папикам». А потом это отношение распространится и на нас, простых смертных. Оно станет, типа, господствующей идеологией, так как любую идеологию в обществе поддерживают и передают новому поколению именно женщины. Представьте себе девочку, которой с младых ногтей внушали, кого и как нужно искать. Да она переплюнет все мои «99 признаков»!

Нетрудно видеть, что процесс этот невозможно приостановить естественным путём. Невозможно в России создать конкурентоспособную экономику. Кроме того, потребительский аппетит - это такая штука, которую насытить в принципе невозможно. На эту тему даже Иисус Христос высказывался: «Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять».

Отсюда следует, что можно пойти по одному из двух путей: либо превратить страну в огромный концлагерь, где наши «потребители» будут счастливы получить хоть что-нибудь, либо создать в обществе такую идеологическую атмосферу, которая будет успешно противостоять убедительным идеям карьеры, богатства, качества жизни и потребления.

Мужчина - в настоящем смысле этого слова - выстраивает свою мужественность не по отношению к женщине, но, в первую очередь, по отношению к неким ценностям высшего порядка - своему призванию, миру других мужчин, своим увлечениям, Богу, наконец. С сексуальностью никак не связанных - это вас кто-то обманул. Наш ум, наша независимость, наши мужские творческие способности, пуще всего связаны со страхом смерти; этот страх - с некой общей духовностью, последняя же, в свою очередь - с Богом, творцом мира, наградившим его стремлением к развитию, а нас, мужчин - способностью творить новое. Что же до женщин и связанных с ними ценностей потребительским - то они должны быть либо вторичны, либо как-то ограничены. Вот эта смысловая цепочка и может лежать в основе позитивной русской идеологии. Какая-либо другая идеологическая концепция у нас просто не приживётся. Чуть-чуть поработает - да и загнётся. Уж поверьте на слово – автор занимался этой проблемой несколько лет.

Идеология «потребления в чистом виде» - это извращение потому, что она не учитывает наличия у человека иных, базовых внематериальных потребностей. Она столь же утопична, как и «чистое» христианство, «чистый» социализм и «чистый» нацизм. С этими видами идеологии человеческое общество не может полноценно существовать. Общество не может жить и нормально развиваться в условиях неограниченного господства какой-либо одной, даже самой правильной идеологии. Её должно нечто, как минимум, уравновешивать. Женские ценности должны быть подчинены мужским. Эти последние и могли бы вывести нашу цивилизацию из тупика - если, конечно, в обществе им придадут соответствующее значение.

Не говорю уже о том, что в мире потребительских ценностей Россия поневоле оказывается страной второго сорта, то есть занимает зависимое, подчинённое положение. Её тоже начинают по-всякому «потреблять» и даже просто «иметь». «Мораль - это средство самоограничения. А для безудержного роста потребления никаких ограничений быть не должно. И в Ирак американцы на самом деле несут отнюдь не демократию, а идеалы общества потребления. И тут они сталкиваются с местными традиционными общественными идеалами, основанными на религии, семейных ценностях и так далее. Традиционные общества (будь то исламские, буддийские или какие-либо другие) пока противостоят натиску идеологии потребления, и поэтому Запад стремится их сокрушить». Добавлю от себя, что общество, стремящееся к экономическому господству над соседями, начинает с распространения своей религии. И в этом смысле наступление западной идеологии - уж совсем не безобидная вещь. По форме это, конечно, альтруистическое стремление к тому, чтобы все приобщились к богатой и сытой жизни. А вот по содержанию - не что иное, как внешняя экспансия, как стремление подмять под себя других.

Тотальное господство идеологии потребления знаменует собой «le fin de siecle», близкий конец нашей цивилизации. Тем более что у христианского мира есть враги... В общем противостоянии победит то общество, в котором базовые ценности до сих пор не порушены. Где ценности потребительские и индивидуалистические подчинены пусть и не весьма убедительным идеям потусторонней жизни, но зато находятся на своём настоящем месте - то есть в подчинённом положении (то есть не в подчинённом, конечно - это я, пожалуй, загнул - но имеющие свой реальный идеологический «противовес»). Где сила духа - а её пока никто не отменял - до сих пор не была вытеснена технологическими «подпорками» да «костылями». Просто смехотворно, когда дряхлеющий мир пытается обороняться силою современного оружия. В любой войне побеждает дух. Ой, чё-то я куда-то не туда уклонился...

Короче, женщины будут становиться всё более меркантильными, неуправляемыми стервами, а мужчины, всё более тупея - озабоченными козлами. Как всегда, у нас будут копировать (по форме) западные модели и стандарты, полностью забывая о содержании - что потребности-то у русского человека (и прежде всего у женщин) остались прежние. И процесс этот не набрал ещё полные свои обороты. Вот посмотрим, что будет через 10 - 15 лет...


<< Часть 18 << В раздел "Статьи"  
 

Copyright @ by Lehach, 2009