Ответы на вопросы про дедовщину в армии



Автор и ответчик - Дмитрий Пучков aka "Гоблин".

Поступило некоторое количество вопросов по поводу армейской дедовщины и способов пресечения оной.

Для затравки — ответ наиболее интеллектуально развитому гражданину.


В. Уважаемый Гоблин, интересно узнать, как Вы, являясь сторонником дедовщины в армии, прокомментируете события в Челябинске, в результате которых солдату-срочнику ампутировали обе ноги и половые органы?

О. Будучи яростным адептом дедовщины, прокомментирую вот так.


В. А откуда берётся дедовщина?

О. Корни дедовщины — биологические. Молодые самцы животных постоянно дерутся в припадках самоутверждения. Естественно, молодые люди дерутся тоже. Для подростка это вообще цель жизни: выделиться в стаде. Способов для этого немного. Выделиться умом невозможно – у подростков мозг задействуется крайне редко, им неинтересно про ум. В армии поначалу сильно умничать негде, слишком многому научиться надо. Можно выделиться одеждой, напялив на себя идиотские шмотки и рассказав окружающим, что вот этот попугайский хлам – крайне стильно и только для понимающих. На стремлениях таких дураков умные люди зарабатывают миллионы, продавая детям тряпьё. Но в армии шмотки у всех одинаковые. Можно проткнуть свою тупую рожу всякими железками, плюс нарезать пару шрамов. Но в армии даже элегантные серьги носить нельзя. И потому имеет место быть квинтэссенция подростковых отношений: физическое насилие.

Хорошо это или плохо? Это и не хорошо и не плохо. Это просто вот так – и всё. Про это надо знать, это надо учитывать в местах скопления подростков мужского пола. Да, мальчики-подростки постоянно дерутся. Существуют известные способы утилизации агрессии — например, спорт. Не надо забывать о том, что любой спорт — это всё та же борьба за первое место, наглядная демонстрация "я сильнее тебя". Для занятий спортом нужны стадионы, снаряды, тренироваться надо. Но сильный слабому может просто, безо всякого спорта, закатать в рыло. И сразу всем понятно — кто первый.

На побоях дело, конечно, не заканчивается — мы ведь не животные. Человек — счастливый обладатель развитого головного мозга. Есть мозг и у подростка. И применив всю мощь человеческого разума, сильный немедленно заставляет слабого работать вместо себя. У тупых животных нет рабства, а человек прекрасно может организовать труд других вместо себя.

Ну и, конечно, когда человеку становится скучно, он старается заняться чем-нибудь приятным. А что может быть приятнее самоутверждения? Ничего. Потому как только становится скучно, сильный человек начинает бить и унижать слабого.

Многие считают, что это бывает только в армии. Разочарую. Это везде и всегда. Так молодому водителю дают самую плохую машину, новому программисту – неважный компьютер. И самую низкую зарплату, конечно. При этом вокруг них – ветераны, у которых всё значительно лучше, и денег они получают значительно больше. Но если в обычной жизни это выглядит нормально и привычно, в армии это дело доводится до крайности.

Короче, корни явления – в человеческой природе. Устранить невозможно. А взять под контроль – очень даже можно, и при этом необходимо.


В. Совершенно справедливо говорят, что дедовщина – порождение советского социализма. Считаю, такое возможно только в уродливом образовании, имя которому советская армия.

О. Да, конечно, всё именно так и есть. Все пороки человечества, как известно, порождены попытками построить коммунизм в отдельной, взятой за жопу стране. В остальных странах порхали ангелы и царило всеобщее благорастворение.

А вот в чудесной стране, каковой была царская Россия, была такая Николаевская инженерная академия, она же училище. Располагалась в Михайловском замке – бывшей императорской резиденции. Училище было, как это водится, элитное. Принимали туда выходцев из дворянского сословия, в возрасте от 14 до 18 лет. Понятно, все знали арифметику, алгебру, геометрию, географию, историю, французский и немецкий, рисовали, пели и плясали. Обучение шло под личным наблюдением августейших особ и лично государя императора. Ну и, конечно же, представители элиты и цвет нации, без устали друг друга луплили, а в свободную минуту – издевались.

Например, парочка старших воспитанников лежит в койках и обсуждает проблему: чем больнее бить – шомполом или штыком? Для проверки в оружейную комнату посылают молодого, а когда тот приносит шомпол и штык, дубасят его сперва одним, а потом другим, интересуясь ощущениями. При этом внутри учреждения молодым бойцам разрешалось ходить по одним лестницам и запрещалось ходить по другим, по которым ходили старшие товарищи. Как говорится: только для белых. Руководство об этом, конечно же, знало. Но, как это ни странно, ничего не пресекало. Напоминаю: речь идёт про дворянство. А не про "тупое сельское быдло".

Композитор Кюи, к примеру, спасался от тамошней дедовщины тем, что бренчал дедушкам из дворян на рояле, и тем избегал побоев. Мемуары гражданина Кюи рекомендую к прочтению. Напоминаю, что процесс обучения контролировал лично император, а в его отсутствие – великие князья. А из училища выходил цвет русского офицерства.

Или вот непростая судьба известного финского маршала, Маннергейм его фамилия. Мало кто знают, что на самом деле он был никакой не финн, а самый что ни на есть голландский швед, читай — проклятый оккупант исконно-финнских земель. И ещё меньше знают о том, что азам воинской службы Маннергейм обучался в городе Санкт-Петербурге, в Николаевском кавалерийском училище. И там его, шведского дворянина, ежедневно дуплили дедушки из числа русских дворян. Неудивительно, что потом Маннергейм помогал нацистам в замыкании блокады вокруг Ленинграда, уморив голодом миллионы русских.

А вот, к примеру, места особо высокой духовности — православные учебные заведения, император не проверял. И потому воспоминания про них покруче, чем про заведения для дворян. Рекомендую к прочтению отличную книгу автора Помяловского Очерки бурсы. Гарантирую массу потрясающих открытий, после чего всю вину за появление дедовщины на Святой Руси можно будет с чистой совестью переложить на истинного виновника – на православную церковь.

Кстати, судя по всему, православная церковь запустила свои щупальца даже в Британию. Потому что в тамошних Итонах и других подобных учебных заведениях дедовщина цветёт буйным цветом на протяжении веков.


В. Есть мнение, что дедовщина в армии происходит от безделия. Солдаты слоняются без дела и устраивают в казарме (на даче у командира) "Дом 2", со всеми присущими терками и разборками. И если бы они были заняты делом, чтобы к вечеру валились с ног от усталости, чтобы не было ни сил, ни времени на "внеуставные отношения", дедовщина прекратилась бы. В пример приводится флот, подводные лодки. Насколько это имеет место быть? Насколько это осуществимо?

О. Дедовщина, как уже объяснил выше, происходит из устройства головы. А безделье всего лишь создаёт условия для проявления оной во всей полноте.

Многие любят рассказывать про тупизну военных – например, про то, как заставляют жухлую траву красить в зелёный цвет. Лично я траву не красил. Лично я на протяжении всего лета первого года службы отщипывал ногтями одуванчики. А зимой – придавал сугробам исключительно квадратную и прямоугольную форму.

На первом году я был твёрдо уверен, что командир части – полный идиот. На втором году я понял, что идиоты – служат вместе со мной, а командир всего лишь пытается занять нас какой-то деятельностью, чтобы мы от безделья не нажрались и не передрались. Хорошо это или плохо? С точки зрения интеллектуально развитого солдата, который вчера читал Иммануила Канта, а сегодня его заставляют щипать одуванчики – полный маразм и насилие над личностью. Но с точки зрения того же самого солдата, которого катают сапогами по полу сортира пьяные деды, выщипывание одуванчиков – замечательное занятие, которым надо заниматься как можно чаще в любое время суток. Что характерно, он и про покраску жухлой травы в зелёный цвет скажет то же самое.

Да, это не самые интересные способы провести время. Но это значительно лучше, чем избивать друг друга.

Ну а что до кораблей и подводных лодок, вместе с приведением в пример флота как образца дисциплины и порядке – побеседуйте с тамошними «карасями» и «годками», узнаете столько нового, что и не передать. Кроме того, корабли обладают важной конструктивной особенностью: с них очень трудно сбежать. А с подводной лодки – совсем невозможно. Все время службы.


В. Служившие говорили что молчали из-за «уставщины», мол это даже хуже чем дедовщина. Когда всё по уставу хуже нет говорят.

О. Конечно, уставной порядок значительно хуже, чем дедовщина. Хуже устава – только уголовный кодекс, по которому жить вообще невозможно.

Вместо нормальной службы и боевой учёбы – значительно приятнее жрать в казарме водку, употреблять наркотики, издеваться над себе подобными.

Устав – страшная вещь. Выдержит не каждый.


В. Как ты считаешь от комитета «Солдатских матерей» есть польза, или это как заведено — у медали есть две стороны?

О. Польза, безусловно, есть. Только ведь в родной стране всё как? Деньги на «молодёжные политические движения» — это пожалуйста, это мы сейчас пару самосвалов подгоним, а к выборам – ещё пять. А другими общественными организациями – это пусть ЦРУ и Ми-6 занимаются, у нас есть дела поважнее. Если государство не желает заниматься вопросами воинской службы – этим займутся другие люди, которые государство ненавидят, а его армию хотят уничтожить. Можно не переживать — изыщут и способы, и средства.

Непонятно другое: почему нет комитетов солдатских отцов? Почему отцам не интересно, как и где служат их сыновья? Почему этим занимаются именно матери? С одной стороны – понятно, почему. Армии быть не должно, детей от сиськи отрывать нельзя – они должны расти под юбкой лет до сорока, как это в России принято. Но отцы-то? Это что – какая-то нечеловеческая сложность, налаживание элементарных связей с командованием части? Невозможно наладить контакт с ротным, со взводным?

Почему учителям из школы, преподавателям из других учебных заведений неинтересно, что происходит с их воспитанниками в армии? Неужели непонятно, что даже самое элементарное внимание со стороны – оно серьёзно меняет отношение? А если внимание пристальное и постоянно, то меняет отношение в корне?

Или если государство Российское и ЦРУ денег не дают, то на своих детей наплевать?


В. А вот Андрей Макаревич сказал, что его сын в армии служить не будет.

О. Ну, от Андрея Макаревича трудно ждать чего-то другого. С точки зрения Макаревича государство обязано ему пожизненно – просто за то, что он, Макаревич, в нём родился. И ещё изволил концерты давать, раскрывая в своих песнях весь ужас того, что ему довелось пережить в СССР.

Было бы странным ожидать от советского интеллигента, имеющего влияние на огромную аудиторию, разумных слов и предложений. Я целиком и полностью согласен: дети Макаревича не должны служить в российской армии. Они не должны получать гнусного, омерзительного российского образования. Они вообще не должны жить в России. Ни они сами, ни их родители.


В. Уважаемый Дмитрий. Не могли бы Вы (служивший человек) описать мне (человеку не служившему) хотя бы несколько способов отправки письма непосредственно с места прохождения службы. Спасибо.

О. Да, конечно, могу. Надо подойти к почтовому ящику и опустить в него письмо. Если не нравится какой-то определённый почтовый ящик, надо опустить письмо в другой ящик, который нравится.

Это не так сложно, как может показаться. Любой солдат, в том числе и молодой, знает десяток способов как добыть водку и протащить её в казарму. Не менее хорошо солдат владеет техникой расхищения и продажи военного имущества. Отправить письмо – ничуть не сложнее, чем жрать тайком водку и продавать ворованный бензин.

Если уж совсем никакой возможности не видишь, на конверте пиши адрес родителей, а письмо пиши – прокурору. Родители поймут и помогут.

Больше скажу. Во многих войсковых частях есть специальные телефоны – для прямых звонков прокурору. А у многих солдат постоянно при себе сотовые телефоны, для звонков кому угодно. Не стесняйся, звони, телефоны в конце.


В. Что думаешь о том, что дело дошло до тов. Иванова?

О. Думаю, оно очень показательно дошло. Оказывается, министру обороны о таких несерьёзных случаях как ампутация ног солдата просто не докладывают. Ну, если не докладывают о таком, неудивительно, что и многом другом не докладывают тоже. Через это открывается интересная картина управления нашей армией.

Конечно, удивляться этому глупо. Армия – она ведь родная, наша. Служат в ней наши граждане, и возглавляют её – тоже наши граждане.

Но показательно, да. Круче было только с подводной лодкой.


В. Вот ты написал всякое полезное и интересное про заявления в прокуратуру и прочее. А почему тогда когда ты сам служил в армии, судя по твоим рассказам, тебя на общих основаниях прикладывали и немало ("я звонил в дверь к медсестре, оттуда вышел дед и разбил мне рожу...")? Равно как и твоих войсковых товарищей. Или в Советском Союзе такого отлаженного механизма как военная прокуратура и прочего не было? Или просто мудрость – она с годами приходит?

О. Да, это многим непонятно. Но объяснение этому крайне простое.

Дело в том, что люди – они очень разные. А обстоятельства, в которые попадают эти люди – ещё более разные. Я, к примеру, служил в трёх частях. Дедовщина же была – в одной. В двух других были вялые проявления некоторых аспектов. Кроме того, служили практически все мои друзья. И ни один из них не видел ничего подобного тому, в чём принимал активное участие я. Это к тому, что бывает очень разное.

Передо мной на службе были разнообразные примеры – чего и как бывает. Например, в соседней роте было значительно хуже и страшнее, чем у нас. Настолько страшнее, что происходившее у нас казалось вольной жизнью в пионерском лагере. Одна часть, одна казарма. Меня, к примеру, никто не заставлял делать минеты и подставлять анальное отверстие.

Военная прокуратура в Советском Союзе работала значительно лучше, чем сейчас – как и все остальные органы государственной власти. Особо борзые регулярно отъезжали на отдых в дисциплинарный батальон, что был расположен в городе Луга. Остальные немедленно приходили в себя и затаивались минимум на месяц.

Скажу больше. Время от времени личному составу показывали учебные фильмы про дисбат. На что похожи условия содержания, как выглядит процесс принятия пищи, как выглядит строевая подготовка, на что похож и как производится отбой. Ну и попутно интервью с теми, кто там «отдыхает» за издевательства над себе подобными. Мы всякое на службе видели и всего на себе попробовали, но увиденное неизменно погружало в транс, настолько в «дизеле» страшно и сурово.

Конечно, в разных дисбатах бывало по-разному. Один клиент оттуда вернулся, к примеру, как ни в чём не бывало. Правда, о проведённых там двух годах никогда ничего не говорил. Другой по возвращении не мог ходить шагом – передвигался строго бегом. И даже стоя на месте – постоянно приплясывал. Третий спал с открытыми глазами. В общем, последние два были больше похожи на животных, а не на людей – общаться с ними было невозможно.

Кроме военной прокуратуры в каждой части был особый отдел, в котором сидел офицер-особист, занятый вопросами государственной безопасности. Достаточно было одного шевеления бровью данного товарища, чтобы жизнь многих поменялась самым радикальным образом.

Однако с точки зрения подростка это ведь западло – обращаться куда бы то ни было за помощью. Он ведь не может «стучать», когда его избивают. С точки зрения подростка гораздо правильнее – брать у дедушки за щеку, и закусывать привкус немытого члена солдатским мылом. Только так можно показать окружающим идиотам, что ты настоящий мужчина.

Касательно «приходящей с годами мудрости» — крайне не рекомендуется судить о жизненном пути и поступках незнакомых дяденек по неким обрывочным заметкам юмористического характера.


В. Дмитрий, видите ли, многие боятся доносов из-за ощущения "боязни мести" со стороны того на кого это самый донос пишется. Просто сам неоднократно сталкивался с такой ситуацией. Как быть в таких случаях?

О. Для начала следует определиться, что именно заслуживает доноса. Доноса заслуживают нарушения определённых уставных отношений. Например, если сержант зовёт солдата «на ты» — это нарушение, но не повод для доноса. Если сержант отправляет на работу – возможно, это нарушение, но далеко не всегда повод для доноса. Если солдат второго года службы наносит побои – это нарушение и об этом можно (а порой – и нужно) сообщить куда следует.

Если тебе угрожают расправой – сообщай в прокуратуру о том, что тебе угрожают. Количество желающих угрожать после общения с прокурором радикально сокращается. На словах все очень, очень храбрые. А как только впереди замаячит зона – вся храбрость куда-то исчезает.

Ты помни главное: не будешь о себе заботиться ты сам – не будет заботиться никто.


В. В целом согласен, но если до правды не докопаются, и уйдут восвояси, то молодому солдату нужно будет в срочном порядке делать ноги из части, иначе может кончиться совсем плохо. А ноги из части — это в 90% случаев дизель (дисбат).

Вы недооцениваете способности, выработанные командованием за годы "безупречной службы" по сокрытию воинских преступлений и выставлению жалобщиков подонками и психопатами. Потом без родителей имхо это все вообще осуществить нереально, так как многие части находятся далеко от населенных пунктов, а единственный почтальон почти всегда стучит командиру о фактах написания писем "в Гаагу". Не все родители могут добраться до ребенка, вон маме Сычева кредит пришлось брать на билет к изувеченному сыну, выполнявшему свой воинский долг (а у нас тем временем не могут стабфонд поделить).

Короче говоря, Юрий (простите, не знаю Вашего отчества) идея хорошая, но Вам все-таки нужно написать, что она сопряжена с серьезным риском, и требует настоящей выдежки и несгибаемой воли, так как придется 2 года жить во враждебной среде, как прокаженному, а это труднее, чем стать мастером спорта по боксу и пару раз показать удаль молодецкую.


О. Зовут меня Дмитрий. Камрад, давай определимся: а что вообще может сделать боец, который не мастер спорта по боксу? Просто и без затей.

1. Убить обидчика тайно. Взять кусок проволоки и ночью воткнуть деду в ухо.
2. Убить обидчика явно. Получив оружие, при удобном случае расстрелять обидчика.
3. Покинуть расположение воинской части, то есть убежать от обидчиков.
4. Написать донос в прокуратуру.
5. Повеситься.

По первым двум пунктам вопросов нет – боец сядет, и сядет надолго. Третий пункт – опциональный: возможно, не посадят. Пятый – окончательное решение вообще всех проблем, но интересует немногих. Так что нетрудно догадаться, что остаётся делать.

Относительно готовности биться – совершенно верно. А как ты хотел наводить порядок? Порядок сам по себе не наводится, для наведения надо прилагать серьёзные усилия – сперва думать, а потом делать.

Например, этим летом, в августе, я по старой привычке изловил двух воров. И сдал в милицию. После этого надо: идти в милицию, писать донос о том, что я видел и как всё было. Посетить ряд допросов в своё рабочее время. На допросах дать показания на людей, которые по этим показаниям сядут. Отправиться в суд, повторить свои показания перед судьёй, прокурором, подсудимыми, родственниками подсудимых. Судья зачитает вслух твои паспортные данные, во всеуслышание объявит адрес, по которому ты прописан. Повторяю, всё это услышат сидящие на скамье подсудимых, услышат их остающиеся на свободе родственники.

Ты не в сказке живёшь, уважаемый. Вокруг тебя нет добрых дяденек, которые к завтрашнему утру «построят тебе демократию». Свои права надо отстаивать каждый раз, когда в это возникает нужда. Только тогда о них начинают помнить окружающие. Конечно, если тебе нравиться жить среди уродов и хлебать говно – живи и хлебай. Не нравится – думай, как сделать лучше, и действуй. За тебя никто ничего делать не будет.

Сдавать дедов прокурору или не сдавать – определять для себя ты будешь сам. Рядом не будет ни мамы, не будет доброго дяди с «советами бывалых». Только ты сам на своём собственном опыте сможешь понять, что по отношению к тебе возможно, а что – недопустимо.

Месть – да, бывает. Однако что страшнее – ещё много раз получить по морде или остаться без ног – решай для себя сам. Кроме тебя и вместо тебя этого никто не сможет сделать.

Ну и, как уже сказал выше, место всех мстителей – на скамье подсудимых. А ты раз уж сказал «А», говори и «Б».


Источник: http://oper.ru/torture/read.php?t=1045689099
 

Copyright @ by Lehach, 2009