Немного истории жизни и предпринимательской деятельности Юрия Мороза



Прежде чем я отвечу на вопрос в заголовке, немного предыстории.

В 1998 году мы переехали в Карелию (мы — это моя жена Жанна и трое наших сыновей). Младшему сейчас 10 месяцев, и мы его родили (именно — мы родили) дома. Имея возможность сравнивать между родами дома и роддомом, хочу сказать, что главное отличие, на мой взгляд, заключается в том, что МЫ сделали это, а не так как это принято — врач роддома в качестве представителя государства вручила нам ребенка. Кроме того, я имел возможность убедиться, что роды — это абсолютно природный гармоничный процесс, и какое-либо вмешательство в этот процесс медициной не просто излишне, а вредно. В частности, потому, что перекладывает ответственность на врачей, хотя рожать все равно приходится женщине.

Так вот, мы оказались в Карелии почти случайно, поехали посмотреть Кижи. Жанна архитектор по образованию и давно хотела там побывать. В частности, на острове Кижи расположена деревянная церковь XVI-го (!) века, и туда перевезены другие памятники архитектуры со всей Карелии.

Сойдя около 7 часов утра с поезда в Петрозаводске (из Петрозаводска на остров Кижи можно добраться на катере "Комета" примерно за час), мы пешком дошли от железнодорожного вокзала до Онежского озера. Кстати, нас поразило удивительно красивое здание на набережной, которое расположено на лучшем месте и является архитектурным центром; а рядом притулилось здание мэрии. С удивлением мы обнаружили, что это Дворец бракосочетаний.

Был сентябрь, красные и желтые листья покрывали тротуар и проезжую часть, и не было ни машин, ни пешеходов — только дворники. Тишина, покой. Проходя мимо одной из женщин-дворников, мы решили спросить, сколько жителей проживает в городе. В ответ на мой вопрос женщина повернулась ко мне, отставила метлу и сказала: "Здравствуйте". Пришлось испытать пару неприятных минут. Действительно, сначала нужно поздороваться, а потом уже и вопросы задавать.

В общем, уже в течение первого часа после того как мы сошли с поезда, мы приняли решение о переезде. В конце ноября 1998 года мы уже жили в Петрозаводске. Одной из причин переезда являлась та, что, представляя себе будущую жизнь, мы никак не могли обойтись без дома, стоящего прямо в лесу, на берегу небольшого озерца (в Карелии их называют "ламбушка"), так, чтобы из окон не было видно ничего, кроме природы. И никаких соседей. Как вы понимаете, не в каждом регионе можно такую идею реализовать.

После переезда нужно было также решить еще одну проблему. Как реализовывать свои идеи, да и просто зарабатывать деньги, не совершая ежедневно поездки в город? А в город приезжать только для того, чтобы посидеть в кафе, походить по магазинам. После недолгого размышления стало ясно, что нужно использовать Интернет, и это дает возможность жить так, как ты хочешь, и при этом не быть отшельником.

В феврале 1999 года я получил тот электронный адрес, который вы теперь все хорошо знаете, и начал осваивать просторы Интернета. Пошел я по стандартному пути. Начал спрашивать у разных людей, имеющих большой опыт в Интернете, о том, как запустить и раскрутить свой проект. Я получал множество ответов, которые сводились к тому, что нужно изучать языки программирования и что раскрутить проект в Интернете без серьезных вложений невозможно. Но когда я спрашивал: ну хорошо, вкладываю я 1000 долларов, каковы гарантии, что в результате будет получено больше, а не меньше? И от чего это зависит? Ответом было молчание.

В конце концов, пришлось думать своей головой. Я сколотил небольшую команду, в нее входило около 10 человек, живущих в разных регионах, и пытался что-то организовать с помощью этой команды. Основной моей ошибкой было то, что я исходил из того, что эти люди имеют больший, чем у меня, опыт работы в Интернете, и я с ними советовался. В результате, те решения, которые я считал и считаю правильными, так и не были тогда внедрены.

Была еще одна проблема, которую надо было решить. Я имел опыт очного обучения созданию Своего Дела, но отнюдь не через Интернет. Собственно, все люди, которые работали на уровне моего заместителя — или сделали очень приличную карьеру, или имеют сейчас Свое Дело.

Все мои знакомые, родственники, знакомые родственников и так далее, начав общаться со мной, начинали что-то предпринимать. Кстати, немного истории…

После ликвидации моего первого кооператива возникло больше трех фирм. Кстати, если кто помнит такой компьютер "АГАТ" — советский аналог APPLE II, то наверняка знает текстовый редактор "Система Документ". Он был написан под моим руководством, я был вынужден :) его написать, так как нормального редактора не было, а компьютер у меня был. Я до сих пор вспоминаю этот редактор с ностальгией. Мне никогда не нравился принцип "Сапожник без сапог". Поэтому и пришлось позаботиться о себе, и заодно — о многих других, кому этот редактор понравился.

В 1991 году я создал Волгоградское отделение Российского союза частных собственников. Это тогда, когда статья об уголовном наказании частнопредпринимательской деятельности еще действовала.

В 1994 году в Волгограде было создано Объединение Независимых Предпринимателей (ОНП) и я был выбран президентом. Волгоградцы хорошо знают газету "Колокол". Первые номера газеты выпустило ОНП. Сейчас, правда, к этой газете стоит сделать подзаголовок — "Сон разума рождает чудовищ".

Что дальше? Дальше мне тесно стало в Волгограде, и я переехал в Москву. В частности, потому, что я искал единомышленников и людей, которые делают то же, что и я. В это время я уже являлся членом VIP-клуба, основателем которого был Иван Кивелиди. Вы, наверно, слышали, что он погиб. Если спросить меня, кто произвел в жизни на меня наибольшее впечатление из тех, с кем я был знаком лично, то это именно Иван Кивелиди. Я думал о том, чтобы подойти к нему и попросить взять меня в ученики. Но не успел.

На каждое заседание клуба приглашался кто-то из вице-премьеров РФ. Вице-премьерам, которые имели прямое отношение к экономической политике, я задавал один и тот же вопрос: "Какова стратегия России на следующие 20-30 лет, и в чем будет доминировать Россия на мировых экономических рынках через эти 20-30 лет?"

Как вы понимаете, ответа, хоть какого-нибудь ответа, я ни разу не получил. В это же время я познакомился с Сергеем Чернышевым. Сергей предлагал свой ответ на тот вопрос, на который не давали ответ вице-премьеры. В течение года я финансировал "Русский институт", но все-таки, что-то мне мешало (и теперь я понимаю, что именно) полностью принять концепцию Сергея Чернышева. Хотя многие из его идей, как говорят методологи, я "присвоил".

Одновременно моя фирма бурно развивалась, было создано 7 филиалов в разных городах. Бизнес был продуман так, что сложилась парадоксальная ситуация — денег было больше, намного больше, чем требовалось для развития бизнеса. Их просто НЕКУДА было вкладывать. Основной проблемой оказался острый недостаток сотрудников, которые могли бы нормально запустить проект и обеспечить сколько-то процентов прибыли на каждый вложенный миллиард. Активов было НАМНОГО больше, чем компетентных сотрудников.

Исходя из сложившейся ситуации, я принял решение вложить деньги в обучение сотрудников. Для того чтобы определиться на рынке консалтинговых услуг и обучения персонала, я поступил в Школу консультантов по управлению при Академии Народного Хозяйства (АНХ). Там я познакомился с основателем Школы Аркадием Ильичем Пригожиным — патриархом российского консалтинга, и другими известными консультантами, которые проводили занятия в Школе. Кроме этого, через контакты с Сергеем Чернышевым я имел возможность познакомиться и с другими людьми, которые также разрабатывали направление — обучение предпринимательской деятельности. В результате, я приглашал в свою фирму практически всех, кто мне казался полезным.

Семинары проводились с отрывом от работы, то есть 20-30 сотрудников фирмы выезжали на турбазу, и там проводился 3-4-дневный семинар. Всего было проведено больше десяти таких семинаров. Потом я освоил метод организационно-деятельностных игр (ОДИ), и сам провел несколько таких семинаров.

Кроме этого, например, ЗА СВОЙ СЧЕТ мы проводили семинар для руководителей и замов по экономике крупнейших предприятий Волгоградской области. Такой семинар был организован потому, что, по моим расчетам, экономически выгоднее было собрать этих людей на интересный для них семинар и там рассказать, в том числе, что мы предлагаем этим предприятиям, чем ездить к каждому из них и рассказывать это индивидуально. За три дня был достигнут такой уровень знакомства и доверительности, на который обычным путем понадобился бы минимум год. Затем аналогичный семинар был проведен для первых лиц крупнейших предприятий Смоленской области.

Кстати, был опробован способ метод подбора сотрудников с помощью ОДИ, занимался этим, в частности, Сергей Гречишников, он, кстати, сейчас имеет неплохой счет в проведении предвыборных кампаний: 16 выигрышей в 16 кампаниях.

Выводы.

Оказалось, что даже если потратить на обучение сотрудников полтора миллиарда (в тех деньгах), это не дает достаточного эффекта. После некоторого эффекта наступает насыщение, и в дальнейшем уровень сотрудников не растет. Дело в том, что для большинства людей все-таки задача внутреннего развития не является приоритетной, а без такого условия обучение имеет очень ограниченные возможности. Можно научить человека совершать рутинные операции, но действовать гибко, в конце концов, талантливо, научить нельзя, если человеку это не нужно.

В частности, рынок векселей и зачетов, на котором мы тогда работали, требовал наличие двух способностей у одного человека.

Великолепного переговорщика, который может получить всю необходимую информацию для принятия решений от собеседника; причем не имеет значения, хочет эту информацию выдавать собеседник, или нет.

Наличие комбинаторных способностей (аналогичных способностям шахматиста). И во время переговоров Переговорщик должен НА ХОДУ генерировать схемы, предлагать их собеседнику, и по его отказам, в частности, с помощью вопроса "Почему?" получать дополнительную информацию, генерировать еще одну схему; и уходить, только получив устное согласие на проведение некоторой сделки, и договорившись о следующей встрече для подписания договора.

Шахматы. В свое время в шахматы я играл неплохо. Ездил, еще учась в школе, на соревнования, и играл в силу первого разряда. Возможно, нужно было учить сотрудников и игре в шахматы.

В результате проведения многочисленных учебных материалов, издания и раздачи всем сотрудникам учебных материалов, выяснилось, что научить этому, по крайней мере на тот момент, я не мог.

А это являлось ключевой деятельностью на таком рынке, и недостаток таких людей ограничивал развитие компании. Тем более что мы имели дело с 20 КРУПНЕЙШИМИ предприятиями области, и эти предприятия как раз составляли 80% оборота области. И расширять это количество предприятий не имело смысла. А, значит, нужна была или очень компетентная работа, или никакая.

Поняв тщетность моих попыток научить тому, что я хотел (причем, проблема была не в деньгах, и не в невозможности приглашения лучших специалистов), я задумался надолго.

Рынок векселей и зачетов бурно развивался, но усиливалась конкуренция и падала норма прибыли. Плюс к этому, замы по экономике хорошо усвоили выгодность этого вида деятельности для нас, и конкуренция на этом рынке переместилась в область — кто большего размера даст взятку. Ну, скажем, для тех понимает, был случай продажи нами векселя за 102 процента от номинала. Это, с экономической точки зрения, уже не лезет ни в какие ворота (для покупателя). Но такие сделки были.

Новизна снижалась, конкуренция перешла во внеэкономическую область, и все это стало терять для меня какой-либо интерес. Именно в это время (летом 1997 года) я и написал книгу "Бизнес. Пособие для гениев". Мне тогда казалось, что меня не понимают потому, что я рассказываю устно, а вот если человек прочитает это в КНИГЕ, то отнесется к этому серьезней.

Как мне потом писали некоторые читатели, в книге слишком мало контролируемой глупости (термин из книг Карлоса Кастанеды). После того, как книга оказалась непонятой, я задумался еще больше.

Ликвидировав фирму, я решил просто пожить. Хватит бесконечной гонки. Как обычно, после ликвидации фирмы, мои бывшие сотрудники создали 6-8 собственных фирм.

Думать было о чем. В частности, я имел возможность убедиться на собственном опыте, что СНАЧАЛА заработать деньги, а потом жить в свое удовольствие, никому не удается. Это иллюзорный план. Например, я долго искал вид деятельности, и потом вышел на рынок векселей и зачетов, так как поставил задачу заработать миллион долларов. И что вы думаете? Подсчитав в один прекрасный день активы своей компании и поняв, что если я все продам, то получится как раз искомый миллион долларов, я тут же поставил задачу заработать 10 миллионов, и начал бурно создавать сеть филиалов. Теперь понятно, почему я вкладывал так много денег в обучение сотрудников и чего, собственно, добивался. Если бы мне удалось заработать 10 миллионов, думаете, я бы смог остановиться? А вы смогли бы?

Таким образом, я понял, что нужно СРАЗУ начать заниматься тем, чем бы вы хотели заниматься, когда у вас будет много денег. Иначе вы будете в вечной гонке. После того, как я решил пожить, из ничегонеделания в течение трех-четырех месяцев, что было у меня впервые с тех пор, как я начал заниматься бизнесом (с 1988 года у меня была два отпуска, один - три дня, поездка на пароходе, и второй — неделю) естественно родилось желание записать свои мысли. В результате появилась книга "На пути к Метабизнесу" Я ее закончил как раз к переезду в Петрозаводск.

Одним из событий, которые явились толчком к переезду, оказалось посещение семинара в Волгограде. Я пошел на него из любопытства к техникам и приемам ведущего семинара.

Сказать, что я был поражен, это ничего не сказать. Парень, которого, как он сказал, готовили в течение 4-5 лет в Штатах, продемонстрировал такого уровня психотехнологии, в которые я не мог поверить. Из 50 человек, пришедших на семинар, вышло 47 натуральных зомби (оставшиеся трое была наша небольшая компания). В заключение семинара эти люди носили ведущего на руках и передавали из рук в руки.

Я всегда думал, что уж мне-то лапшу не повесишь, но после первого дня семинара было только чувство, что тут что-то не так, и только к концу второго дня мы заметили некоторые нестыковочки. Скорее даже, нам удалось понять, что тут происходит, только тогда, когда мы построили прогноз, как и чему будут учить на следующих семинарах, которые были обещаны.

В конце концов, мы размотали все техники и приемы, которые были применены на семинаре.

Сложность противостояния заключалась в том, что техники были рассчитаны на то, что у каждого человека есть слабые места, и семинар заключался в том, что проверялись по очереди все места входа в подсознание человека. А далее все уже элементарно. Только благодаря тому, что мы были втроем, мы и смогли это понять, и прикрыть друг друга. Разумеется, легко догадаться, что на некоторые мои вопросы ведущий ругался матом, а другие участники семинара обещали мне набить морду, если я не успокоюсь и не перестану задавать свои вопросы.

Не знаю уж, что понял ведущий, но максимум, чего мне удалось тогда добиться, это то, что его рубашка под пиджаком был мокрой от пота, но семинар он провел без сбоев! Он и сам был зомби, но только супер-зомби. И выполнил бы свою программу, даже если бы его били электрическим током за каждое слово.

Каждый участник семинара, разумеется, должен был привлечь на следующий семинар еще людей, и даже на заключительный вечер этого семинара каждый привел своих маму или папу или других родственников. Представьте себя на этом месте. Вы приходите на семинар бизнесу, а на третий день приводите туда уже несколько своих родственников.

В общем, в результате мы вечером после окончания основной части семинара, купили билеты и поехали в Кижи. После этого мне стало ясно на деле, что уже кончился век технического прогресса, и начался век психотехнологий.

Этот семинар ясно мне показал, что в Волгограде делать уже нечего. Эта машина соберет свой урожай. То, что нужно и из Москвы уезжать, я понял еще раньше, но только не знал куда.

Перебрался в Волгоград, но это было явно не то. Все, что мне было нужно в Москве, я сделал. Я пообщался с политиками и интеллектуалами, которые мне были интересны, взял от них все, что можно было взять, и у меня возникло вполне определенное чувство, что в Москве уже делать нечего.

Осталось описать, что я делал в Интернете с февраля 1998 года по настоящее время. Делал я то же самое, что и в самом Петрозаводске. В Петрозаводске я прочитал лекции практически во всех учебных заведения и школах, по крайней мере, во всех самых крупных. Издавал бесплатную газету "Школа Своего Дела", которая распространялась по офисам всех юридических лиц города, и искал единомышленников. В результате этого поиска я нашел Татьяну Овечкину — директора ШСД.

Интересно, что с Михаилом Зуевым — продюсером ШСД, мы познакомились еще в марте 1998 года. Я купил его книгу про Интернет и написал ему письмо, а он, в свою очередь, прочитал мою книгу.

Два года, начиная с февраля 1998 года, я терпеливо вел рассылки общим тиражом 15 тысяч, которые закрыл в мае 2000 года, и затем, не менее терпеливо, издавал газету "Школа Своего Дела" и ОТРАБАТЫВАЛ свою способность доносить свои мысли через текст не хуже, чем очно. В какой-то момент я почувствовал, что уже достаточно. ШСД должна перерасти рамки пилотного проекта, и превратиться в нормальный коммерческий проект.

Дело в том, что только в этом случае о ШСД смогут узнать миллионы людей, а любительские проекты обречены на то, что о них будут знать только узкий круг людей.

Так вот, Михаил Зуев в декабре прошлого года ушел с поста генерального продюсера Port Ru, это я узнал уже после его согласия, и когда я ему написал и предложил подключиться к проекту ШСД, он тут же согласился. Еще в нашу команду входит Михаил Пахомов — вебмастер ШСД. Вот и весь наш коллектив.

Стоит здесь еще раз ответить на вопрос, чем отличается обучение в ШСД от чтения рассылок. Что там есть ТАКОГО в курсе ШСД? Отвечу я вам так.

Представьте себе старшеклассников, которые пришли на экскурсию на завод. Начальник цеха рассказывает, показывает, объясняет, где и что делают те механизмы, которые они производят, и как они важны для народного хозяйства страны. Это и есть — сайт ШСД и рассылки.

А теперь представьте себе, что кто-то из этих старшеклассников пришел устраиваться на работу в этот цех. Будет ли начальник цеха делать ему экскурсию? Нет. Он отведет его к дяде Васе. А что сделает дядя Вася? А дядя Вася покажет новичку на емкость с керосином и тряпочку, и подведет к станку, который к вечеру должен блестеть. Иногда он будет подходить к этому новичку и с доброй улыбкой подбадривать его словами: "Три сильнее, не бойся".

Через пару месяцев этот новичок будет уже вытачивать простейшие детали, а при желании стать настоящим мастером за несколько лет может и догнать по уровню мастерства дядю Васю.

Одноклассники же этого новичка могут поступить в ПТУ, где они будут изучать все о станках, но когда они придут на предприятие, то их будет ждать та же тряпочка и емкость с керосином, но плюс к этому над ними будут еще и подтрунивать — что же там вас не учили, как правильно станки мыть? Чему вас только учат? В любом случае, отставание на несколько лет уже будет заложено, и плюс этому выпускнику ПТУ будет мешать ЭГО. Он же дипломированный специалист, а у дяди Васи, наверно, и диплома-то никакого нет. Диплома наверняка нет, но начальник цеха здоровается с дядей Васей за руку, и самые сложные заказы делает именно дядя Вася.

Ответил я на вопрос — что вас ждет в курсе ШСД? Ждет вас тряпочка с керосином. А если я начну учить тому, как станок чисто мыть того, кто еще не поступил в ШСД, то он это воспримет как издевательство. Поэтому, читая рассылки и посещая сайт, вы просто еще на экскурсии. Экскурсия может быть очень интересной, и ее еще можно сделать более увлекательной, но вот — нужно ли?

Мы двигаемся к заключению. В нашей с Жанной плане не хватало еще одного штриха. Ну хорошо, мы живем в лесу, работаю я в Интернете (поставив на крышу дома тарелку) и все хорошо? Нет. Не хорошо. Скучновато как-то.

Ответ на этот вопрос я нашел в пятой книге В. Мегре. Анастасия в его книге говорит о получении одного гектара земли каждой семьей, и что люди, получившие гектар леса, могут жить в поселении на 150-200 человек. Действительно, один гектар позволяет жить практически в одиночестве, и при этом, при желании, ты не один. Возникает вопрос — а как на пустом месте построить такое поселение? Анастасия предлагает простой ответ. Начать должны предприниматели, которые, кстати, могут нанимать других для постройки своего дома и благоустройства участка, а те, кто будут строить дома для предпринимателей, за счет зарплаты смогут постепенно и себе построить небольшой дом. То есть начать должны те, у кого уже есть свой бизнес и есть доходы, достаточные, чтобы построить хороший дом, дороги, и так далее. А затем уже — и остальные.

Вот, собственно, и все. А что там будут делать эти люди, как они будут жить? А это уже совсем другая история…

Надеюсь, я ответил на вопрос — что дальше. А пока нужно заниматься Школой Своего Дела. Вот мы ею и занимаемся.

P.S. Прошло не много не мало, а целых полтора года с момента написания текста выше. Этот текст был написан еще весной 2001 года, этот ПОСТКРИПТУМ я пишу уже в январе 2003 года. Что изменилось за это время? Старшим нашим мальчишкам уже шесть лет, младшему два с половиной, мы уже достраиваем наш дом, о котором раньше только мечтали, а дети наши, разумеется, когда им исполнится семь лет, в школу не пойдут.

Почему? Читайте рассылки, на которые вы можете подписаться ниже, просматривайте архив рассылок, и вы все поймете. Эти вопросы не однажды и очень подробно освещались в рассылках.

Прошла в начале января 2003 года уже вторая очная встреча читателей рассылок ШСД, на которой было более шестидесяти человек.

Более 500 человек на сегодня учится в ШСД и многие из них уже создали свое Дело. Появилась новая тенденция. В ШСД стали поступать предприниматели даже с пяти- и десятилетним опытом. И понятно почему. Они хотят ОСОЗНАТЬ, что они умеют, и перевести свои интуитивные знания и умения, пока плохо осознаваемые, в сознание. Осознать.

Жизнь продолжается.

P.P.S. Да, а Владимир Мегре за это время уже написал и шестую, и седьмую книгу. Рекомендую!


Источник: http://shsd.ru/about/what/next/
 

Copyright @ by Lehach, 2009