Сами признаки. Часть 31

Вот вам ещё куча фактов. В Древней Греции собаки не допускались в афинский акрополь. В Риме жрецу Юпитера было запрещено касаться собаки и даже произносить само это слово. Владимир Даль пишет, что кошку можно называть человеческими именами («Васька»), а собаку - грешно. «И вообще - все, что делает собака, может делать и сам человек. А вот истреблять мышей без помощи кошки он не может. Иммунные по отношению к чуме, способные культивировать в своей крови возбудителя болезни, не заболевая, мыши вместе с блохами чуть было не сделались регуляторами численности человека. На стороне человека выступила кошка. Можно сказать, что египетская культура покоится на разливах Нила, на зернохранилищах и кошках. И потому не зря египтяне возвели кошку в ранг священного животного» - пишет один из исследователей вопроса.

Добавлю также, что после посещения собаки алтарь православного храма нужно освящать заново или, как минимум, окроплять святою водой, а вот котам можно заходить в алтарь - и автору этих строк приходилось регулярно одного оттуда выпроваживать, дабы не вышел он с торжественным видом на литургии через Царские Врата во время, скажем, Великого Входа или чтения Евангелия, и не стал ловить какую-нибудь муху в алтаре аккурат во время Евхаристического канона... Никак не могу забыть, как наш настоятель, о. Алексей (которого всегда обожал, и к могиле которого ныне приезжаю иногда на велосипеде), обращаясь из-за аналоя, и тряся старческим пальцем, говорит своим незабываемо-певучим, смиренным, дрожащим голосом: «Поди, скажи, пусть прогооонят, пусть прогооонят котааа», - а хор где-то там, сзади, нестройно поёт сегодняшние тропари, и уже пора идти, брать Апостол...

Ах, да, я же всё о женщинах. Так вот: видели бы вы, с каким надменным видом юная собачница разгуливает глубокой ночью, будучи уверена, что никто к ней теперь не пристанет. Сколько в фигуре её лакейского самодовольства! (Женское самодовольство, как правило, всегда очень пошло выглядит). Нет, вы только присмотритесь! Многие авторы доказывают, что мы неизбежно усваиваем черты тех животных, с которыми живём (у меня, разумеется, всегда жили коты - куда более интересные и изысканные существа).

Знаменательно, что наши «beati possidentes» всерьёз считают, что животное взаправду их любит и самоотверженно охраняет - хотя науке со времён собаки Павлова отлично известно, что лишенный второй сигнальной системы зверь может лишь охранять выгодное лично для него место в стае, которая обеспечивает его пищею... Нужно быть законченным психом, чтобы верить в разум, красоту, и альтруизм этого эгоистичного животного.

Натурально, все собачники, дочитав до этого пункта, выступили против единым фронтом, громогласно доказывая могучий интеллект их зверюшек. При этом они как-то даже позабыли, что в этом случае собакам должно быть прекрасно известно, что никакой реальной опасности их хозяевам не несут ни другие собаки (у которых также есть свои хозяева), ни прохожие, ни - это, пожалуй, самое показательное - велосипедисты. Итак, классический охранный лай выступает во всех этих случаях просто как театр... Предельно циничная, расчётливая, лукавая тварь прекрасно знает, какой реакции от неё ждут, и незамедлительно даёт требуемое представление. Так что в случае наличия у собаки интеллекта мы получаем у неё вдобавок ещё и сугубый цинизм. И странно, что хозяин её не понимает всего этого. Стало быть, привязанность к наглой твари выступает ко всему прочему и как символ мужской ограниченности. Чем обычно и пользуются женщины.

Собака как никакое другое существо владеет искусством создавать у хозяина иллюзию, что верно ему служит и типа охраняет, хотя это и не так. И (психическая) зависимость от этих лукавых тварей в действительности прообразует собою зависимость вообще, и это прекрасно понимают женщины. Подобно собакам, они также умеют (и любят) создавать у нас иллюзию, что типа такие прям верные подруги и надёжные помощницы - в то время как сами за наш счёт частенько решают свои исконно женские проблемы. Именно поэтому девушки так любят парней с собакой - типа, раз от собаки зависят, то будут зависеть и от девушки. В данном случае женщину неосознанно привлекает именно способность мужчины к длительной привязанности. Подавляющее большинство женщин не любит собак и откровенно побаивается их - по крайней мере, собак тех пород, которых заводят себе мужики (как правило, это не болонки). И они готовы терпеть - именно терпеть! - этот неудобный «придаток» к парню исключительно потому, что чувствуют: раз чувак способен кормить, поить, выгуливать и всячески ухаживать за вонючей псиной, то тем более сможет он ухаживать и за своей «жучкой». Типа она достойна большего, чем четвероногая мразь, и тандем «хозяин - собака» является для неё прообразом будущей совместной жизни: хозяин реально о ней заботится, а она просто делает вид... А ещё – не просто «отшивает» всевозможных конкурентов (-ок) от своего хозяина. Так что дело здесь вовсе не в гипотетической мужественности владельца собаки, но в его способности к приручению. Однако спросите любую девушку о парне с собакой - и она непременно заговорит о мужественности, поскольку прекрасно знает, какого ответа от неё ждут. Натурально, большинство мужиков принимает всё это за чистую монету...

Поразительно, в каком выдуманном мире все мы живём. Сплошные мифы о самих себе. Иногда мне кажется, что и собак-то заводят, дабы привлечь внимание несколько иных существ... И это очевидно, так как если женская потребность в собаке основывается на материнском инстинкте, то, стало быть, мужская - на инстинкте размножения. В данном случае - на желании покрасоваться перед самкой, а не то, что вы подумали. Почему и заводят мужики могучих и свирепых псов, наивно полагая, что женщины воспримут сие могущество как их собственное. Но дело в том, что женщины воспринимают всё так, как надо, и расшифровывают этот «собачий месседж» как готовность завести семью, а уже потом - как намерение быть свирепым её защитником. Таким образом, наличие собаки свидетельствует как минимум, о неумении привлечь женщину какими-либо другими средствами.

Как минимум, я говорю. Условная и по-мужски надуманная мыслеформа «девушка ассоциирует могущество пса с моей собственной (прежде всего сексуальной) мощью» безусловно менее очевидна и менее жизненна, чем правильно-женский, сущностный анализ явлений. Да-да, чёрт возьми. В отличие от нас, существующих во всевозможных изощрённейших интеллектуальных схемах (сходите-ка на любой сайт по пикапу), либо довольствующихся простейшей дефиницией «даст - не даст», женщины рассматривают все жизненные ситуации под углом самым что ни на есть насущным: «любит, или на одну ночь», «любит, а значит будет слушаться», «кто будет у нас верховодить», «кто будет контролировать деньги в семье», «поддаётся ли он приручению», и даже иногда «а если я полностью его приручу, то хорошо ли это будет?» (Последнее - крайне редко).

Так вот: наличие у парня огромного пса доказывает и показывает, что он, скорее всего, не будет «вожаком стаи». Женщины знают, они нюхом чуют, что у мужиков, отдающих предпочтение длиннющим лимузинам или огромным джипам наличествуют некоторые проблемы с сексом, да и вообще они кишкою тонковаты. Подлинными лидерами в семье такие «членовозы» безусловно не будут. Женщины догадываются, что наша любовь к могучим свирепым псам чаще всего, как и в случае с лимузинами, доказывает глубинную мужскую слабость и тщательно скрываемую неуверенность в себе. Ведь если собака как бы усиливает уверенность в себе, то из этого следует, что изначально уверенность эта не была полной.

Женщина, увидев парня с огромной собакой, тут же понимает, что именно компенсирует этот пёс и какой превосходный подкаблучник выйдет из его хозяина... Именно поэтому женщины, связавшись с таким собаководом, сразу же чувствуют, что всё на мази, что можно расслабляться, так как дело неумолимо движется к браку. И наоборот, связавшись с кошатником, они понимают, что парень, скорее всего, не так прост, как кажется, и нужно держать с ним ухо востро...

Кстати, стремление некоторых девушек найти себе обязательно высокого, сильного мужа также обличает глубинную неуверенность в себе, и чаще всего выдаёт какие-то скрытые комплексы. Достаточно того, что она несколько раз произносит слово «высокий». Нормальная девушка не будет упорно фиксироваться на росте, а скажет, что главное - чтобы человек был хороший, и походя добавит, что желательно, чтобы был повыше неё. Пушкин был гораздо ниже жены, первой красавицы Петербурга. Причём он был небогат, нигде не служил, зарабатывать не умел, и на плохом счету при дворе (неоднократно бывал в ссылке, замешан в скандалах, связан с противозаконными тайными обществами, и всё такое). Тем не менее Наталья Николаевна всё равно за него вышла.

Но является ли неуверенная в себе девушка ненормальной? И стоит ли связываться с уверенной в себе девицей - вот вопрос.

Я хочу, чтобы вы поняли одну важную вещь: понимание всего этого идет у большинства женщина как бы на уровне ощущений, которыми руководствуются они в отношениях напрямую, как бы минуя сознание. Это очень совершенная система (ещё бы! ведь она безотказно работает уже 500 миллионов лет!) - в отличие от мужской, когда нужно что-то понять в результате многолетнего опыта, или где-то прочитать, согласиться, смирив свою гордость, да потом ещё пропустить через сознание... Другое дело, что таковое «познание мира» направлено у женщин на довольно узкую и убогую цель приручения и управления одним-единственным мужчиной, но так ведь им больше и не нужно! Женщинам ни к чему что-то делать самим - например, разрабатывать какие-то теории. Достаточно найти мужчину, который хорошо умеет это делать... Достаточно дать ему понять, что он самый умный и талантливый, и только она умеет оценить его по справедливости. Достаточно время от времени небрежно бросать фразы типа: «Если бы не твои мозги, я никогда бы не была с тобою рядом». После чего он никуда не денется, поверьте!


<< Сами признаки. Часть 30 << В раздел "Статьи" >> Сами признаки. Часть 32 >>
 

Copyright @ by Lehach, 2009